01 июня 2015
Путевые записки итальянского архитектора Марко Бельтрамини

интервью с Марко Бельтрамини

Путевые записки итальянского архитектора Марко Бельтрамини

Итальянский архитектор Марко Бельтрамини полгода назад приехал в Екатеринбург в качестве приглашенного специалиста для проектирования и строительства элитного жилого комплекса. Выпускник факультета архитектуры венецианского Università IUAV, архитектор-супервайзер в компании STI-engineering (г. Удине, Италия), сегодня Марко с интересом изучает уральский подход к градостроению и с удовольствием делится своими мыслями с читателями «Мегаполис. Все о недвижимости».

О загадочной русской географии

Для типичного европейца Урал – это примерно там же, где Сибирь. Суровый край, где девять месяцев в году холодно, остальные три — пыльно, и совсем мало цивилизации в отличие от Москвы. Конечно, мои близкие очень волновались, когда в октябре я переехал из Италии в Екатеринбург, чтобы работать над проектированием и строительством элитного дома в центре города. И напрасно – с первой же минуты я был покорен.

Теперь я понимаю, что появление итальянской компании в российской глубинке неслучайно. Екатеринбург – молодой, динамично развивающийся город с огромным потенциалом, поэтому неудивительно, что он старается не отставать от Москвы и Петербурга в освоении модных тенденций, в том числе и в строительстве. Для реализации нашего амбициозного проекта и вовсе потребовалось соответствие международным стандартам, эффективная команда лучших европейских и российских специалистов. Я вижу, что с таким подходом мы не одиноки: столица Урала стремительно развивается и повышает качество жизни, что, несомненно, начинает роднить ее с самыми современными городами мира.

Я читал в Википедии, что рядом с городом есть несколько монументов, которые находятся на границе Европы и Азии. И в этом весь Екатеринбург – как принято говорить в России, «город контрастов». Если говорить об архитектуре и устройстве города, это выражается в том, что самые модные тенденции мирно сосуществуют с ценнейшей самобытностью российской глубинки. Элитные дома строятся рядом с резными деревянными, церкви соседствуют с современными отелями, и даже европейская мода на одежду переосмысливается и воплощается в совершенно уникальном стиле города и его жителей. Я уверен, что в том числе с помощью архитектуры каждый город несет свой посыл, и для уральской столицы он – в уважении к истории региона, его специфике, а также в открытости будущему.

О русской безалаберности

Однажды, еще в университете, преподаватель дал нам, студентам, сложную задачу – подготовить проект здания, который с одинаковым успехом можно было бы реализовать в любом городе мира. Мы очень долго совещались, искали решения, но в конце концов все идеи потерпели фиаско. После 30 лет профессиональной деятельности и реализации десятков проектов я убедился в том, что это невозможно. Здание, спроектированное для строительства, к примеру, в центре Екатеринбурга, где вокруг снег и пыль, и на морском побережье Калифорнии, останется просто зданием, сколь бы современным и технологичным оно ни было. Мода меняется быстро и постоянно, каждый застройщик и заказчик хочет показать, что они следуют современным веяниям, соблюдают международные стандарты, но самая первая задача хорошего архитектора – согласовать проект с окружающей средой.

Россия не самая благоприятная страна для соблюдения высокого качества строительства и использования многих популярных материалов

Безусловно, Россия не самая благоприятная страна для соблюдения высокого качества строительства и использования многих популярных материалов. Я сейчас не говорю об организации работы, мастерстве исполнителей, СНиПах и законах. Первая трудность, с которой сталкиваются все изнеженные ровным европейским климатом архитекторы, – природные и погодные особенности региона. Кстати, я слышал, что прежний проект небоскреба «Исеть» именно на этом и «засыпался».

Еще живя в Москве (моя компания строила там несколько офисных зданий и госпиталь), я обратил внимание на то, что создание красивых входных групп очень осложняется обилием пыли и грязи, которая в крупных городах (и в Екатеринбурге в том числе) покрывает все сооружения до уровня третьего этажа. Бывает довольно сложно объяснить заказчикам, что, к примеру, если для отделки нижней части здания будет выбран мрамор, который роскошно смотрится в городах с другим климатом, то здесь вся его красота в считанные месяцы будет уничтожена пылью и солью.

Типичные проекты (к примеру, сеть отелей), соответствующие международным стандартам, – это хорошо. Но часто их суть выражается именно в деталях. К сожалению, Екатеринбургу до понимания этого еще придется дорасти. По роду деятельности я обращаю пристальное внимание на разные нюансы, особенно в реализации современных проектов – бизнес-центров, элитных домов. К примеру, часто замечаю торчащие снаружи крепления для фасадных плит. Возможно, такой подход упрощает отделку, вентиляцию, теплоизоляцию, и вообще, это чисто эстетический нюанс, на который здесь не обращают внимания, но именно эти детали и отличают действительно хорошее качество строительства от обычного. Подобные проекты обязывают к безупречной реализации, и это – первоочередная задача архитектора.

В недалеком будущем вас ожидает серьезная проверка того, как быстро вы учитесь. Через три года на чемпионат мира по футболу съедутся болельщики со всего мира, и очень важно, каким предстанет для них город.

О том, как не потеряться

Для европейцев очень сложно понять, насколько велика Россия, учитывая то, что на ее территории запросто могут поместиться несколько «европ». Как следствие – очень сложно понять, что это за город в глубине страны, каковы его особенности и главные характеристики. Не стоит думать, что все те люди, которые приедут на чемпионат, приедут только ради футбола – им обязательно захочется познакомиться с «остальной Россией», той, что находится за пределами «двух столиц». Учитывая огромные расстояния между городами, вряд ли кто-то захочет путешествовать дальше. Так что очень важно сконцентрироваться на достопримечательностях города, на его истории, продемонстрировать собственный стиль, потому что для приезжих именно он будет олицетворением вашей страны.

В свой первый день в Екатеринбурге я взобрался на «Высоцкий», и первый вопрос, который я задал, был: «А где центр?» Взять, к примеру, Рим – найти его центральную (историческую) часть очень просто, потому что город был построен вокруг театра (Колизей), парламента (Пантеон) и рынка (Форум), многие исторические сооружения стоят на своем месте столетиями. В Москве издалека видны «7 сестер» («сталинские высотки»), которые не только помогают всем приезжим сориентироваться на местности и не потеряться, но и придают городу особый шарм, отсылают к советскому периоду истории страны. Так должно быть и в любом другом городе – что-то должно цеплять взгляд и указывать нужное направление. И обязательно в центре должно быть несколько обзорных площадок.

В свой первый день в Екатеринбурге я взобрался на «Высоцкий», и первый вопрос, который я задал, был: «А где центр?»

Для меня в центре Екатеринбурга главный ориентир – резиденция губернатора (Дом Севастьянова). Далеко не все знают историю этого дома и его современный статус, но это определенно знаковая точка города: рядом находятся Плотинка, сквер, центральная площадь, чуть дальше – Оперный театр, здание университета. Напротив самого футбольного стадиона, где через несколько лет будут кипеть страсти, находится религиозный комплекс (Епархия) – в соседстве со зданием суда, СИЗО и кладбищем он становится совсем уж уникальным. И даже если все они закрыты для посещений, все равно нужно постараться вписать эту главу в историю города. Улицу Малышева, с отклонениями в ту или иную сторону, я бы предложил сделать главным туристическим маршрутом и с его помощью рассказать историю. А улица Карла Либкнехта от «Высоцкого» до Храма-на-крови вообще видится мне уральской Пикадилли.

Я знаю, что очень важной вехой в истории Екатеринбурга является жизнь и смерть последнего русского царя Николая II и его семьи, и с ней связаны, в первую очередь, Храм-на-крови и монастырь Ганина Яма. Но располагаются они обособленно друг от друга и от других знаковых мест. С обзорной площадки я видел, что в городской черте находится горнолыжный комплекс («Уктусский»), а к городу примыкает несколько водоемов – экологичность в урбанистике сейчас как раз в моде. Словом, поразить гостей можно многим. Нужно лишь правильно организовать передвижение.

О языке, который до нового уровня доведет

Когда я приехал работать в Россию, то начал учить русский язык – на мой взгляд, это проявление уважения. Но если речь идет о туризме, ситуация несколько иная, и я прочувствовал ее на себе. Несмотря на то, что мне объяснили, как найти несколько достопримечательностей в центре, в первый же день я потерялся. На тот момент я не мог прочитать и перевести уличные обозначения на кириллице, а люди на улице были хоть и очень приветливыми, но совершенно не знающими английского и не способными объяснить дорогу. Так что в первую очередь город нуждается в обозначениях на английском. Я не считаю это проявлением шовинизма, просто дополнительный язык может упростить пребывание иностранцев в городе, а в перспективе – дать толчок к развитию международных связей, выходу местного бизнеса на международный уровень и появления на Урале представительств зарубежных компаний, а это возможности для молодежи иметь более престижную работу, обширные планы на будущее и улучшенную коммуникацию с остальным миром. И, конечно, нужна хорошо отработанная транспортная туристическая инфраструктура, которая бы соединяла воедино все то, чем гордится уральская столица.

будущее за теми городами, которые могут меняться и подстраиваться

Я и мои итальянские коллеги были очень удивлены тем, что Екатеринбург гораздо более современен, чем многие европейские города. И в будущем ему стоит равняться на мой любимый Берлин, который всего за два десятилетия смог кардинально преобразиться – а все потому, что они снесли стену, открылись остальному миру, грамотно перестроили город, органично вписав новоделы в уже существующий архитектурный облик. Я уверен, будущее за теми городами, которые могут меняться и подстраиваться.

О том, чего не хватает горожанам

Разумеется, помимо туристов и бизнесменов, стоит позаботиться и о горожанах. На самом деле незначительные, казалось бы, действия могут совершить революцию в умах и улучшить качество жизни, повысить уровень комфорта. Ведь город на самом деле огромный, но он не «высокий», состоящий из множества высотных зданий, – здесь очень много свободного пространства, возможностей для реализации самых смелых идей, и в этом его особенность.

Хорошим тоном для любого муниципалитета является большое количество общественных мест. Я люблю большие города – Париж, Берлин, Мадрид, но предпочитаю жить в провинции, там, где все знают друг друга. К примеру, в Риме отлично работает идея площадей – даже в центре, где жилье стоит космических денег, есть возможность познакомиться со своими соседями, начать общаться, обмениваться идеями, вместе играть в футбол. Преимущество таких «островков» состоит в том, что ранее незнакомые люди могут стать одной большой семьей, в которой всем живется интересно и безопасно. Вообще для старинных городов характерна такая продуманная структура.

Проблема в том, что обычно на дом выделяется небольшой участок земли, и его стараются застроить полностью. Но, как правило, высотные дома рассчитаны на большое количество людей, и всем им нужен сад или сквер, возможность коммуникации с соседями. Кстати, проблемой Рима и других европейских городов являются периферии. Так же, как в некоторых районах Екатеринбурга, там понастроены «муравейники» и нет ничего внизу – это очень опасно.

К сожалению, я плохо знаком со спальными районами вашего города, но вот в центре есть много возможностей использовать свободное пространство, его предостаточно, и даже самый маленький участок земли можно грамотно обыграть, создав места для отдыха,  встреч. Не совсем понятно, как быть со снегом, который лежит шесть месяцев в году, холодом и межсезонной грязью, но, наверное, может быть реализована идея крытых площадок.

Я люблю Екатеринбург – его деревянные здания, памятники истории, объекты конструктивизма, граффити, парки, церкви и, конечно, людей. Нужно только объединить все разрозненные кусочки пазла в одну работающую систему. Если применить мудрую политику, все это может стать сильными качествами этого прекрасного города. 

Текст: Потемкина Анна

Комментарии