09 ноября 2015

Когда в России появятся деревянные небоскребы?

Когда в России появятся деревянные небоскребы?

Инженер Сергей Никифоров строил небоскребы в Лондоне, в Москве,  а сейчас работает над возведением 462-метрового МФК «Лахта Центр» в Санкт-Петербурге. Мы поговорили с Сергеем о том, чем отечественное высотное строительство отличается от зарубежного, и каковы его перспективы.

Как Вы считаете, наши отечественные инженеры уже доросли до того, чтобы самостоятельно от и до реализовывать проекты высотных зданий  или все-таки для этого нам необходимо привлекать иностранных специалистов?

– Впервые мне начали задавать этот вопрос, когда в «Москва-сити» строились только первые объекты. Тогда я уверенно отвечал на него: да, для строительства высотных объектов нам необходимо привлекать иностранных специалистов. С того момента прошло уже очень много времени, и, в принципе, уровень подготовки и уровень квалификации наших специалистов сегодня сопоставим с уровнем иностранных специалистов.  Иногда я даже сомневаюсь, у кого он выше. Но настоящих гуру, кто занимается высотками  очень давно, кто хорошо их чувствует, кто может понять, как расходуется материалы, как инженерные системы влияют на другие системы здания  – их немного во всем мире. Вот, на форум 100+ Forum Russia – 2015 приезжал такой человек – Крейг Гиббонз из компании Arup. Он был одним из основателей композитного строительства высотных объектов, которые мы только начинаем применять.  В России такой человек тоже есть – это Владимир Ильич Травуш. Вся его карьера связана с высотками. Постепенно количество таких специалистов в России становится больше, да и молодежь очень быстро повышает свою квалификацию, и сегодня мы вполне можем справляться своими силами при возведении уникальных объектов. 

Говоря о молодежи: насколько наше  инженерное, архитектурное образование отвечает соответствует потребностям современной отрасли высотного строительства?  

–На самом деле, базовое образование приблизительно одинаковое во всех странах : в Лондоне, в Нью-Йорке, в Екатеринбурге, в Питере, в Москве действуют одни и те же законы физики, принципы расчета строительной механики и теория сопромата не менялись последние лет 20. Но появляются новые материалы, и изучать их нужно самостоятельно –  это уже не учебники, а опыт,  это реальная работа на стройке. И благо, что у нас есть объекты, где этот передовой опыт получить можно. 

Проекты, над которыми работал Сергей Никифоров:
- Политехнический музей, Москва, Россия;
- Центр водных видов спорта для Универсиады 2013, Казань, Россия;
- Гостиница «Residor SAS», Москва, Россия;
- Гостиничный комплекс RENOVAResidor SAS для Олимпиады 2014, Сочи, Россия;
- Музей современного искусства, Пермь, Россия;
- Павильон России, ExPO 2010, Шанхай, Китай;
- Комплекс «Белый парус», Сочи;
- Москва-сити, Участок № 11 – здание центрального транспортного терминала, Москва, Россия;
- Москва-сити, Участок № 9, Москва, Россия;
- Дукат-Плаза, Москва, Россия;
- Гостиница «Коринтия-Невский Палас», Санкт-Петербург, Россия;
- ТВ Центр, Казань, Россия;
- Торговый центр Атриум, Москва, Россия;
- Королевский театр, Плимут, Великобритания;
- Пфайзер Уолтон Оукс, Доркинг, Великобритания;
- Хабердашерз Холл, Новое офисное здание, Лондон, Великобритания;
- Проктэр энд Гэмбл, Новомосковск, Россия;
- Офисное здание банка HSBS, Лондон, Великобритания;
- Покровские Холмы, Москва, Россия.

Вы строили высотные объекты и в России, и  за границей. Насколько  различаются условия для работы? Европейские нормативы более лояльны – значит ли это, что там проще работать?

– Да, действительно, нормативы разных стран – немецкие DINS, английские BS, наши  СНИПы и ГОСТы – очень сильно отличаются. В чем Россия отстает, так это в обновлении данных  нормативов. Появляются новые материалы и новые технологии, и это быстро находит отражение в европейских нормативах, они обновляются  почти каждый год.  У нас, к сожалению, такой практики нет. Это наше единственное действительно слабое место. А в остальном наши нормативы хоть и более строгие, зато более интересные. Например, согласно нашим нормам по вентиляции  принято подавать в здания больше воздуха, чем согласно европейским нормам. Наши пожарные требования тоже значительно строже, чем у англичан.  Но строже – это не значит хуже. Более лояльные английские нормативы дают больше свободы проектировщику, но и возлагают на него больше ответственности, обуславливают большее число страховых рисков. Поэтому тут нужно искать баланс.

В Екатеринбурге горожане и журналисты любят выказывать недовольство тем, что сегодня чересчур много зданий строится из стекла. А вы как относитесь к этому материалу? Может быть, можете прогнозировать, какие еще материалы будут популярны в будущем?   

–Стекло, безусловно, очень интересный материал. И за стеклом будущее, потому оно имеет очень интересные характеристики и возможности для использования. К сожалению, использования данного материала в России сдерживается опять же в виду того, что наши строительные нормативы не поспевают за технологиями и материалами.  Во многих странах  стекло применяется не только как декоративный или навесной элемент, но и как конструктивный  - то есть, из него изготавливаются несущие элементы конструкции – то, что по нашим нормативам выполняют балки, колонны. Но я уверен, что применение стекла будет расширять и дальше, ведь, в конце концов, это еще и зеленый, экологичный материал, который подлежит переработке.  А что касается новых, неожиданных материалов – уверен, что в том же высотном строительстве будет активно применяться дерево. Идеи строительства деревянных небоскребов рассматриваются уже сейчас, и уже есть примеры реализованных проектов 20-этажных зданий! Думаю, лет через 30-40 дерево будет использоваться в строительстве повсеместно для создания несущих элементов.

А какой  высоты может быть небоскреб из дерева?

–Слушайте, это уже будет задача конструкторов, которые придумают новые нормативы.

Для России это, наверное, находка – и материала у нас достаточно, и, наконец, можно строить в исконном русском стиле – красивые деревянные небоскребы с резными наличниками…

– На самом деле, вероятность реализации подобных проектов зависит от форумов, подобных 100+Forum Russia. Чем больше новой информации будет вливаться в умы молодых инженеров и архитекторов, тем они интереснее они будут смотреть на разные строительные материалы, тем более амбициозные проекты будут предлагать.

Как вы считаете, смогут ли молодые и амбициозные  инженеры уговорить  инвесторов построить небоскреб из дерева?

– Я думаю, да.

В Екатеринбурге рынок достаточно тяжело воспринимает новые смелые проекты, инвесторы боятся вкладываться в действительно уникальные здания. В Москве, в Санкт-Петербурге, где вы работаете, более охотно принимают нестандартные, интересные решения?

– Для любого инвестора, неважно в какой стране и в каком городе, эти решения очень болезненные. Инвестиции – это риски, и нужно очень хорошо понимать, что с этими инвестициями будет происходить в ближайшие годы, когда здание будет эксплуатироваться. Поэтому, чем больше будет примеров успешно реализованных сумасшедших решений, тем быстрее инвесторы будут соглашаться идти на это.

 – В Екатеринбурге сейчас насчитывается порядка 56 проектов 100+. А в Санкт-Петербурге каковы перспективы высотного строительства?

–Екатеринбург более агрессивен в этих вопросах. В Питере  высотки есть, но я думаю, что их не будет много, потому что город выстроен по другому принципу. Не так, как Москва или Екатеринбург.  И площадок, пригодных для строительства высотных объектов, в Питере намного меньше, чем, скажем, в Екатеринбурге, который, я так понимаю, на скале находится. МФК «Лахта Центр» сейчас расположен очень удачно: если подходить к городу со стороны залива, то получается этакая визитная карточка, которая встречает тебя именно на подходе к городу. И при этом мы оказались далеко от центра, который имеет определенные правила застройки. Для любого города развитие высотного строительства на окраине – это определенный бонус, потому что этот клочок земли всегда притягивает к себе  инвестиции. Не бывает так, чтобы построился небоскреб, и так и стоял один в поле. Всегда эта зона обрастает новой инфраструктурой, которая тянет за собой людей, инвестиции, деловую активность.

Нужны ли нам высотные жилые здания?

– Я, на самом деле, не фанат проживания в высотном здании. Но это мое личное мнение, которое распространяется только на жилые здания. Мы же строим офисные небоскребы, а в этой сфере все действительно опирается на амбиции. И это правильно: амбиции – двигатели прогресса, способствуют обновлению технологий, появлению интересных решений, новых специалистов и т.д.  Безусловно, позитива для региона, для страны от небоскребов куда больше, чем, скажем, от  каких-то невысоких сооружений.  

Вы знакомы с екатеринбургскими высотками? Можете высказать свое мнение о них?

Да, в прошлом году я смотрел некоторые  высотки, которые строятся в центре. Я считаю, что Екатеринбург сделал неплохую заявку, и если в дальнейшем архитекторы проявят интерес, и будет больше разных архитектурных движений здесь, то здесь может быть еще одна столица, где высотное строительство может активно развиваться, учитывая, что у вас есть все для этого, включая подходящие грунты.  

Справка:
«Лахта центр» - многофункциональный общественно-деловой комплекс. 
Высота — 462 метра. Место расположения — Санкт-Петербург. 
Ядром комплекса станет штаб-квартира компании «Газпром нефть».
Часть площадей будет отведена под общественные функции: выставочные пространства, детский научно-образовательный комплекс «Мир науки», планетарий и т. д. 
Предусмотрено строительство подземной парковки на 1800 мест, а также дорожных развязок в Приморском районе. 
Объект претендует на лидерство в сфере энергосбережения, безопасности и технологичости, в нем реализовано более 100 технологических новшеств. 
Сдача объекта запланирована на 2018 год.

Текст: Валентина Озорнина

Комментарии