09 ноября 2016

Виктор Ананьев

Виктор Ананьев

Строительной отрасли сегодня не хватает оптимизма. Встретить бизнесмена, не впадающего в уныние, – большая удача. Виктор Ананьев, директор по развитию компании «Атомстройкомплекс» – представитель нового типа девелоперов. Это молодые руководители, не растерявшие оптимистичного настроя и готовые менять город к лучшему. Говорим о том, чем живет это поколение и чего ждать от него Екатеринбургу.

Генеральный партнер проекта компания KERAMA MARAZZI

Виктор Ананьев
Родился в Екатеринбурге, учился в гимназии №9, в 2006 году окончил строительный факультет УГТУ-УПИ с красным дипломом. В 2009–2010 году учился в Лондонском университете на финансовом факультете Cass Business School MSc Real Estate. Получил степень магистра по специальности «недвижимость». Директор по развитию компании «Атомстройкомплекс»

Кому больше всех надо

Вас называют молодым успешным топ-менеджером, новой элитой Екатеринбурга, но это все чужие оценки, а вы кем себя ощущаете? 

– Молодым себя ощущаю точно. Энергичным – достаточно. Про остальное – в целом приятная оценка.

– Для вас важно быть первым, быть лидером? 
– Нет такой цели. Есть желание делать определенные вещи хорошо. И когда это получается, не важно – первый ли ты, сделал это в команде или сам. Это очень сильно зависит от задачи.

Поговорим о работе. Вы рассказывали, что работать начали с 16 лет. И сразу пришли в компанию «Атомстройкомплекс». Начало было положено в стройотряде, затем вы доросли до дублера мастера, мастера, прораба, начальника отдела. С 25 лет возглавляете свое направление в бизнесе. Это было ваше желание – пройти все ступени от самого низа?

– Да как-то даже это особо не обсуждалось. И «низом» тогда не воспринималось. В 16 лет оказаться на стройке – классно, в 21 год быть прорабом – еще круче. А то, что сейчас я стал руководителем – это тоже очень интересно. Не было ощущения, что шел с самого низа. Было и есть ощущение своего места. 

– Изначально понимали, что хотите стать руководителем?
– Руководить получалось – где-то лучше, где-то хуже. Но все складывалось органично. Руководитель – это же тот, кто берет ответственность и кому больше всех надо. Я с 16 лет помню, что больше всех надо было мне. Начал делать – и пошло. 

– Этот путь давался вам легко? Приходилось чем-то жертвовать?
– Жертвовать – это не совсем то слово. Намного проще делать определенные вещи, если ты понимаешь, что делаешь это не потому, что должен или обязан, а потому что это – твой выбор. Вот на примере того же двора на Красноармейской, который мы со стройотрядом строили в мои 16 лет – я же сам решил этот двор строить, никто не заставлял вставать к восьми и работать по пятьдесят часов в неделю. Когда ты можешь переключиться с «должен» на осознанность, все получается намного проще и интереснее. 

– Вы осознанно решили продолжать обучение за рубежом?
– Это тоже был интересный момент. 2008–2009 год – я помню, один из самых тяжелых периодов. Много людей приходилось сокращать, а интересной работы практически не было. Самое время, чтобы получить новые компетенции. Когда вернулся, убедился, насколько вовремя была учеба.

– Насколько европейский опыт применим в России и, в частности, в Екатеринбурге? Вам приходилось доказывать, что такие компетенции приживутся у нас?
– Когда я возвращался в 2010 году, понимал, что такого рынка, как нас учили в Лондоне на специальности «Недвижимость», в России нет. Но лет через 5–10–15 он состоится. И по факту я вижу, что тренд правильный. Вопрос в том, что какие-то вещи произойдут рано, а какие-то – поздно. «Мегаполис» – издание профессиональное, поэтому уйду в некоторые принципиальные тонкости. В Европе рынок недвижимости – уже достаточно давно часть финансового рынка. Множество финансовых инструментов строится именно на активах рынка недвижимости и их производных. У нас (шесть лет назад точно) рынок недвижимости существовал сам по себе. То есть был российский финансовый рынок, частично интегрированный в мировой, и рынок недвижимости, никак с ним не пересекающийся. Сейчас мы точно видим, что недвижимость выходит на финансовый рынок. Она интересна не только конечному потребителю и «инвестору в квадратные метры», но и профессионалам финансового рынка.
Да, сегодня инвесторов на рынке не так много, но я думаю, что с оживлением в экономике ситуация изменится и в 2017–2018 годах на рынок недвижимости придут более сложные финансовые инструменты – появятся ценные бумаги, завязанные на пул объектов с гарантированным арендным потоком. Тогда этот рынок станет привлекательным, в том числе, и для институциональных инвесторов. Это то, чему нас учили в 2009 году. Тогда это было достаточно новым даже для Европы. Чувствуется, что предпосылки и инфраструктура для такого рынка в России создаются сейчас. 

– То есть через пару лет вы сможете вспомнить то, чему вас учили в Лондоне семь лет назад. 
– Да, планирую. Меня учили определенным образом осмысливать этот рынок. Но нас было 150 человек, и за год все вышли с разными знаниями, почерпнули абсолютно разные вещи. Моя дипломная тема – «Коммерческая недвижимость Екатеринбурга». Не было бы того обучения, я бы системно не знал местного рынка. Было время детально разобраться, сравнить наш рынок с коммерческой недвижимостью городов Европы. Мы привыкли говорить о том, что у нас никогда не будет, как в Европе. Но у нас уже во многих моментах незаметно для нас самих за последние 5–10 лет стало лучше, чем в Европе. 
Я часто говорю о том, что в Екатеринбурге присутствуют тенденции глобального города. 
Я выделяю две его основные характеристики. Первое – это стандартный набор: гостиницы, рестораны, удобный аэропорт, хорошее такси – то, к чему мы все привыкли в крупных городах. К примеру, такси (если брать в рамках даже не России, а Европы), у нас по соотношению цена–качество – точно самое лучшее.
Второе – это разнообразие. И здесь мы выигрываем с нашим конструктивизмом, интересной природой, нехарактерной для большинства глобальных городов, компактностью. Мне очень нравится мысль Яна Гейла (датский архитектор и консультант по городскому дизайну – прим. Ред.): не так важно, сколько человек живет в городе. Важно, сколько людей получает от этого удовольствие. Главное, чтобы жители Екатеринбурга получали удовольствие от проживания в нашем городе. В этом я вижу и свою задачу. 

Как получить удовольствие от Екатеринбурга

 – Вы удовольствие от проживания в Екатеринбурге получаете?
– Стараюсь находить положительные моменты. Если не получаю – это означает возможность что-то улучшить. Причем улучшить зачастую можно на локальном уровне – конкретной фирмы, управляющей компании. Да, мы не в состоянии поменять многие вещи на уровне Российской Федерации, но здесь, в Екатеринбурге, в рамках человека – фирмы – района – муниципалитета и области – можно сделать очень многое.

– А если говорить о человеческом ощущении комфорта, для вас как для горожанина что нужно для комфортной жизни?
– Вы правильно сказали про человеческий масштаб. Мне нравится, что Екатеринбург – город для человека. Возьмем центр в широком масштабе. Много маршрутов, по которым приятно пройтись. Почти не осталось серых непонятных зон, мимо которых гулять неприятно. Те парки, которые у нас есть, находятся в неплохом состоянии. Появилась городская среда. Появляются интересные очаги культуры – и для 20-летних, и для 30-летних и для более старшего поколения. «Ельцин-центр», двор ГЦСИ, множество маленьких лавочек. Посмотрите – на улице 8 марта от Радищева до Малышева буквально за последние полгода-год незаметно появилась целая улица с кафе и барами. Это очень хорошая тенденция. И они не стоят пустые – люди ходят. 
Точнее всех это ощущение, мне кажется, сформулировал журналист Дима Колезев. Он написал, что если бы у нас каждое лето было такое, как в этом году, мы жили бы в немного другом городе, населенном немного другими людьми. Но, на мой взгляд, здесь не только в погоде дело. Так просто совпало этим летом, что мы начали больше гулять и не бояться получать удовольствие от нашего города. Произошел тот сдвиг, когда нас стало много и нам стало интересно находиться в этом потоке – в составе тех людей, что живут в Екатеринбурге. 

– В одном интервью вы как-то упомянули, что для комфортной жизни лично для вас важна хорошая физическая форма. Каким видом спорта занимаетесь?
– Серьезно спортом не занимался никогда – в этом у меня пробел. Спорт достижений и я прошли параллельно друг с другом. Но физкультуры в жизни у меня достаточно много. Это пробежки, велосипед, тренажерный зал и теннис. Я консультировался несколько лет назад с доктором широкого профиля по поводу физкультуры. И он мне советовал теннис и виды спорта, где надо по чему-то бить. Конкретно для меня в плане снятия стресса они лучше, чем более спокойные виды спорта – такие, как йога. И в принципе я с ним согласен. С удовольствием играю в теннис – со всей силы бью по мячику и получаю удовольствие, если он при этом еще и попадает туда, куда надо.

– Часто вам приходится снимать стресс?
– Приходится.

– На велосипеде где катаетесь?
– Я катаюсь по тротуарам, как и большинство людей. Страшновато ехать по проезжей части. Мне кажется, эта тема недоработана. И в перспективе конфликт велосипедист – автомобилист – пешеход предстоит решать, потому что правильно это и возможно – передвигаться по Екатеринбургу пешком и на велосипеде.

– Поговорим о том, чего вам не хватает в Екатеринбурге.
– Не хватает количества людей, которые свободно общаются на английском языке. Во-первых, это необходимо, чтобы интересно и комфортно себя чувствовали не только жители соседних городов, но и зарубежные гости могли получить незабываемый (в хорошем смысле) опыт от Екатеринбурга. Во вторых, не владея иностранным языком, наше профсообщество намного уже мирового в плане культуры, оперативного доступа к свежим источникам информации. Но это и возможность для роста: уверен, английский язык до хорошего уровня при желании может выучить практически каждый за два-три года. 
Продолжу профессиональную тему – платных парковок не хватает. Причем платные парковки, организация платного въезда в центр города, как это было сделано в том же Лондоне 10–15 лет назад, – это уже вчерашний день. Самый современный подход – это дифференцированная плата за проезд по городу в зависимости от того, где и когда ты едешь. К примеру, самое дорогое – в центре в час-пик. При этом программа в автомобиле автоматически рассчитывает оптимальный маршрут и дает рекомендации по его корректировке. И лучший мировой опыт лежит как раз в этой плоскости – он уже ушел просто от умных светофоров и платного въезда. И это очень хорошо, потому что определенная недоразвитость Екатеринбурга – это возможность сразу получить новую технологию и совершить качественный скачок за счет того, что мы – самый компактный и продвинутый во многих отношениях город.

Зачем ходить в политику

– Чтобы внедрять подобные изменения на более высоком уровне и иметь более весомый голос вы сходили в политику. 
– Да, и я еще не до конца оттуда вышел. Для меня это один из самых интересных вопросов.

 – Как оцениваете этот опыт и какие видите перспективы для себя в этом направлении?
– Мне очень интересен Екатеринбург и Свердловская область. Я не исключаю, что продолжу работу как на выборных, так и на муниципальных должностях, либо в Правительстве Свердловской области. 

– А личные выводы какие сделали? 
– Большинство людей имеет либо опыт работы в политике, либо на госслужбе, либо в бизнесе. Я считаю, что чем больше различных опытов, тем более полная и правильная картина мира формируется у человека. Это был очень нужный и своевременный опыт. Многие процессы я понял в деталях. 

– Получается, бизнесмену в политику сходить полезно. Но стоит ли там оставаться?
– Я свой опыт политикой не считаю. На уровне муниципалитета – это больше хозяйственная деятельность. Да, полезно получить такой опыт, но политика – это однозначно не моя сильная сторона. Моя сильная сторона, как я считаю, – разбираться в новых сложных процессах и организовывать их на достаточно хорошем уровне. И мне больше интересны длинные, сложные, стратегические проекты с большим результатом. Политика – это больше тактическая, каждодневная – я не говорю хорошая или плохая, но другая работа в другом темпе. Она понятна, я ее уважаю, но не скажу, что именно это – мое.

– Однако сегодня практически все крупные проекты, которыми вы руководили, завершены. 
– Сейчас время планирования, а не реализации крупных проектов. Я не могу сказать, что мы окончательно вышли из текущего кризиса, и рецессия позади. Да, мы планируем крупные амбициозные проекты, но пока с различной степенью вероятности. Если рынок вдруг быстро вырастет, появится большой спрос и серьезное развитие – это будут одни сценарии, если рынок будет развиваться в спокойном ключе – другие. В совсем пессимистичный сценарий не верю, не должен он произойти. У девелопера профессиональная деформация – он должен быть оптимистом. План Б, конечно, есть, но сейчас время детального глубокого планирования.

– Вы хотите представить проекты, которые выделят не только компанию, но и вас лично на этом рынке?
– Себя от компании не отделяю. Если, допустим, в мэры соберусь, у меня будет свое позиционирование. А здесь – это работа в первую очередь не моя, а командная. 

– При этом вы работаете в одной компании с отцом, и не можете избежать постоянного сравнения. Не было мысли пойти работать в совершено другое место? 
– Было бы неправдой, если бы сказал, что таких мыслей никогда не было. Не все всегда гладко получается, и желание на все махнуть рукой и уйти иногда возникает. Но я думаю, что такое желание возникает практически у любого профессионала на любом месте работы. Возникало, конечно, но считаю, что мы с «Атомстройкомплексом» вместе сможем сделать больше, чем по отдельности.
И один из самых серьезных проектов – это как раз создать девелоперское подразделение, которое закладывает новые интересные для Екатеринбурга и всего мира идеи, подходы и технологии в наши проекты. При этом очень важно, чтобы на другом конце производственной цепочки – на стадии эксплуатации была управляющая компания, готовая подхватить эти идеи и реализовать. Если все получится так, как задумали (а я в этом практически уверен), то качество производимых нами квадратных метров будет на самом высоком мировом уровне.

Что оставить в истории

– Могли бы выделить свои главные победы? Чем гордитесь?
– Рано еще о победах. Мне чуть за 30 и я очень надеюсь, что главные победы все впереди. 
Могу точно сказать, что я доволен, как получились «Огни Екатеринбурга». Мы одними из первых создали качественные торговые центры «Стрелка» и «Октябрь» на Уралмаше. «Октябрь» стоит посреди Уралмаша буквально весь в белом – с белыми оштукатуренными стенами. И когда его строили, почти все говорили, что это дурацкая идея – скоро он станет черным. Но он стоит два года и все такой же белый. И я считаю, что здесь мы молодцы – угадали и не побоялись реализовать идею. Это как один из показателей того, что город развивается в целом и неправильно разделять его на центр и нецентр. Это очень хороший знак – цивилизованная жизнь есть во всех районах.

– А для вас важно оставаться «в белом»? Насколько важна репутация?
– Репутация очень важна. Ошибки, конечно, есть, но могу точно сказать, что нет тех действий и событий, за которые было бы стыдно. 

– Что сегодня вдохновляет вас заниматься своей работой, по сути творческой?
– Вдохновляют те перемены, которые происходят в Екатеринбурге. Я не очень люблю Париж, Брюссель и многие другие европейские города, потому что туда приезжаешь и понимаешь – да, красиво, но у этих городов все уже было. Когда иду по ним, меня не покидает ощущение, что лучшие времена у этих городов остались 50–100–150 лет назад. В Екатеринбурге у меня ощущения противоположные – верю в то, что у этого города большое будущее. Екатеринбург может стать одним из самых комфортных городов мира. Хотя слово комфорт стараюсь исключить из описания проектов, потому что это понятие у 18-ти и 80-летнего человека чаще всего прямо противоположно. Правильнее сказать – разнообразным. Чтобы в городе были места, где получают удовольствие от жизни 18-летние и где 80-летним тоже очень хорошо и удобно. И такое многоплановое развитие города больше всего меня вдохновляет.

– А если пофантазировать и представить, что вам будет далеко за 30 и вы можете попасть в некий учебник истории Екатеринбурга. Чем бы вы хотели запомниться этому городу?
– Если такой учебник появится, это уже очень хорошо. Значит, сложится реальная история города. Мне бы хотелось, чтобы такой учебник появился. А дальше связь будет зависеть от той истории, которую мы совместно будем создавать. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы Екатеринбург был нанесен на карту мира. Чтобы город в мире знали и говорили о нем хорошо. Если в этом будет мой вклад, мне, конечно, будет приятно.

Текст: Анна Асташкина

Материалы по теме

Комментарии