06 марта 2017

Татьяна Деменок

Татьяна Деменок

Первая профессия, как первая любовь, запоминается на всю жизнь. Оставив мечту стать хирургом будущим поколениям своей семьи, Татьяна Деменок с медицинской точностью препарирует бизнес. Для интернет-портала «Мегаполис. Все о недвижимости» президент Российской гильдии риэлторов и глава компании BeGranD по полочкам разложила свои подходы к работе и к жизни, разрушила стереотипы и, опережая мужское «А мы же говорили!», предостерегла будущих бизнес-вумен от возможных ошибок. Женский взгляд и принципы, которым позавидовал бы любой мужчина.

 

- В 2016 году вы официально стали президентом Российской Гильдии Риэлторов, а риелторская столица России из Москвы переместилась в Екатеринбург. ​Что изменилось в вашей жизни с новой должностью?

- Практически ничего. Просто работы прибавилось, потому что представительский офис Российской Гильдии риэлторов остался в Москве. Мы общаемся с депутатами Государственной думы, представителями банковского сообщества, ведущими риелторскими компаниями именно в Москве, поэтому приходится часто летать в столицу. Проще стало взаимодействовать с исполнительной дирекцией – это точно. А все остальное не изменилось. Нагрузка так и осталась достаточно высокой.

– При этом ваша профессиональная деятельность связана и со строительством. Кем вы себя считаете – застройщиком, риелтором?

– Я – менеджер, управленец. И всегда себя так позиционировала. Чистым риелтором я никогда не работала. Чистым строителем – тоже. В риелторском бизнесе я уже больше 20 лет, мы начинали как агентство недвижимости. В свое время я возглавляла отдел, занимавшийся реализацией новостроек. Строителем стала случайно. Компания являлась «дочкой» банка «Северная казна», нам передали для реализации залоговые объекты банка – все они были недостроенными и находились в Верхней Пышме. И когда их накопилось достаточно много, мы взялись за достройку. Начали строить торговый центр, затем появились жилые дома, промышленные объекты. Чтобы хотя бы немного разбираться в этой отрасли, я в ускоренном режиме окончила курсы на стройфаке УГТУ-УПИ. Но, по сути, я всегда оставалась управленцем. Считаю, что достаточно хорошо разбираюсь в риелторском бизнесе и неплохо ориентируюсь в строительной отрасли.

Татьяна Деменок. Родилась в городе Невьянске Свердловской области. Имеет три высших образования. С 1993 по 1996 годы занимала пост замглавы администрации Невьянска по приватизации. В 1996 году приглашена в ипотечно - трастовую компанию «Северная казна», созданную при одноименном банке и позднее переименованную в Центр недвижимости. В 2015 году возглавила компанию BeGranD С 2013 по 2015 годы была президентом Уральской палаты недвижимости. В 2016 году вступила в должность президента Российской Гильдии Риэлторов.

– Но управленцем вы стать не мечтали, а хотели стать врачом и даже окончили медучилище.

– Сколько себя помню, всегда хотела быть врачом. Это правда. С пяти лет у меня была мечта – быть только хирургом. Но так случилось, что после школы я не поступила в мединститут и решила пойти в медучилище. Думала, быстренько его закончу, получу красный диплом и пойду в мединститут. Закончила, получила красный диплом и вышла замуж. И сразу двое детей. Поэтому серьезную медицинскую карьеру пришлось оставить, хотя я и успела поработать в этой сфере. В 20 лет уже была старшей медсестрой, меня хотели сделать главной медицинской сестрой. Отказалась – сразу сказала, что мне этого мало. Я хотела получить более глубокие и серьезные знания в медицине. Даже поступила в мединститут на педиатрическое отделение, но с учебой пришлось расстаться – семья занимала первое место в моей жизни. А раз из меня не получился врач, из медицины решила уйти. Но свою профессию не забываю – и сегодня могу поставить внутривенные уколы даже тем людям, кому далеко не каждый медик может это сделать.

– Есть еще такой интересный факт в вашей биографии как служба в органах внутренних дел. Что дал вам этот опыт?

– Откуда вы все знаете? Если совсем кратко, служила сержантом. Это случилось, когда я ушла из медицины и просто не знала, куда идти. Это был серьезный эпизод в моей жизни. Время растерянности, даже потерянности. Медицина была для меня всем. Это как первая любовь. Когда любишь с детства, вроде бы достигаешь этой цели, погружаешься в нее… Но случилось так, как случилось. На тот период отец моих детей служил в органах внутренних дел, и на семейном совете мы решили, что я туда пойду, чтобы успокоиться, подумать. Я служила во вневедомственной охране, охраняла государственный банк. Год поохраняла и решила пойти учиться в юридический вуз. И могу сказать, что служба в органах внутренних дел позволила мне, имея двух детей, заочно окончить нашу юридическую академию достаточно успешно. Хотя на первом курсе думала, что брошу. Это не медицина, это гуманитарные предметы, где нужно уметь говорить. Я благодарна этому вузу и преподавателям за то, что, во-первых, научили системно мыслить (без логики – никуда). А во-вторых, научили говорить.

– Вы жили в Невьянске и не стремились переезжать в Екатеринбург?

– На самом деле в Екатеринбург я хотела переехать всегда. Особенно, когда поступила в медучилище. Сразу поняла, что это – мое. Невьянск очень люблю – моя малая родина. Но он был для меня мал и по духу, и по пространству. Там хорошо проводить время с родными, отдыхать. Для работы мне этого масштаба было мало.

– При этом вы как-то сказали, что вас восемь раз приглашали на работу в Екатеринбург, и вы все время отказывались.

– Приглашений было много. Но представьте, какой это был период – 90-е годы, у меня двое маленьких детей. И я понимала, что предложение должно быть таким, чтобы моя семья не пострадала. Семья была на первом месте. Поэтому когда руководство банка «Северная казна» предложил и жилье, и достойную зарплату, при условии , что я должна была выдать определенный результат через такой-то промежуток времени, это меня устроило. Много было приглашений. Работая в администрации Невьянска, я занималась приватизацией. В комитете по управлению имуществом кроме меня-руководителя был только бухгалтер. Посоветоваться не с кем, направление абсолютно новое, никто ничего не знает. Приходилось звонить либо в Москву, либо в юридическую академию на кафедру гражданского права, либо ездить в комитет по управлению госимуществом в Екатеринбург. Поэтому я здесь выстраивала контакты, знакомилась с людьми, приглашала к нам коммерческие организации, чтобы они у нас покупали недвижимость – так я старалась привлекать инвестиции в Невьянск.

– Семья вас поддержала в этом решении?

– Да. Хотя мы долго думали. Может быть, толчком стало то, что старший сын поступил в Суворовское училище, младший профессионально занимался спортом, и у него уже было приглашение в училище олимпийского резерва. Можно было переехать сюда жить и работать.

– Сыновья в своей целеустремленности похожи на вас – суворовское училище, училище олимпийского резерва – это все происходит не просто так.

– Не просто. Но они не такие, как я, к сожалению. Мне кажется, в этом отчасти есть моя вина – очень много я обоих опекала. И они все равно – за мамой. А мне, видимо, хочется большего. «В бизнесе нет правила – если ты женщина, тебе будет послабление»... 

– Женщина на посту руководителя все еще остается редкостью в нашей стране. В одном интервью вы как-то пожелали своим будущим партнерам, чтобы они «не боялись сотрудничать с компанией только потому, что руководитель – женщина». Приходилось сталкиваться с такими трудностями?

– До сих пор с этим сталкиваюсь. Совсем недавно у нас были очень серьезные переговоры. И по поводу обсуждаемой ситуации один из руководителей мне сказал: «Ну вот, опять эти женские штучки». На что я ему ответила, что у меня есть официальные документы, подтверждающие все мои слова. Мужчины иногда не видят того, что находится рядом. А женщины видят. И каждый раз это приходится доказывать. Допустим, у нас в отделе капстроительства все, кто общается с внешним миром, – мужчины. Это по большей части мужской бизнес, где, может, и не стоит появляться женщине. Мужчинам проще договариваться между собой. Может быть, это присутствует на уровне подсознания, либо срабатывает шаблон «женщина не справится». Мне сложно об этом судить. У меня другая точка зрения. Но я понимаю, почему складывается такой стереотип. Очень много женщин до 30 лет, которые обладают такими амбициями, что готовы горы свернуть. Но они не понимают, какие могут быть последствия в более зрелом возрасте, если они не вышли замуж, не родили ребенка. Девчонкам, которые стремятся серьезно реализовать себя в бизнесе, говорю: подумай на тему детей, всех отношений, которые будут складываться внутри семьи. И о здоровье. Стрессоустойчивость на руководящей должности должна быть предельно серьезной. И за своим здоровьем следить надо в первую очередь. Мне помогает медицинское образование. Если здоровье даст сбой, последствия могут быть непредсказуемы. Об этом надо знать и думать до 30ти лет. Если все-таки идут в бизнес, а здоровье не выдерживает, тут и вступают мужчины со своим «А мы же говорили!». Женщины уходят, не выдерживая этой жесткости и напористости. В бизнесе нет правила – если ты женщина, тебе будет послабление. Наоборот – сильнее надо быть.

– Но вам удалось добиться того, что мужчины с вашим мнением считаются?

– Я думаю, да. Достаточно часто считаются. Но далеко не всегда соглашаются со мной. Приходится убеждать, рассказывать, доказывать, хотя за плечами больше 25 лет управленческого опыта. Сейчас в чем-то проще работать с людьми более молодого возраста – они прислушиваются. А ровесники и те, кто старше, – это до сих пор продолжается.

– Важно ли вам, чтобы ваше мнение в итоге победило?

– Мне сложно судить о том, как это выглядит со стороны. Нужно спросить тех, кто давно со мной работает и знает меня. Но я считаю, что всегда прислушиваюсь к мнению коллектива и своих партнеров. Для меня оно очень важно и дорого. Чтобы принять правильное решение, нужно выслушать все точки зрения. И если это наши партнеры, нужно слушать их особенно внимательно и уметь слышать между строк. Это умение далеко не всем дано. Настаивать только на своей позиции, не понимая последствий, неправильно. Я серьезно готовлюсь к переговорам. С одним из моих коллег мы садимся друг напротив друга и пытаемся оценить разные перспективы направления ведения переговоров, чтобы правильно понять, в какой момент можно пойти на компромисс. Далеко не всегда удается просчитать все шаги, но в 90% случается. Всегда пытаемся определить самые неудачные для нас решения, которые может принять та или иная сторона переговоров. Когда ты умеешь слушать и слышать, ты сможешь вовремя сориентироваться и перестроиться. Я читаю литературу бизнеса и очень многие успешные люди при ведении жестких переговоров именно так и поступают. Важно, чтобы в команде присутствовала разная психология – и мужчины-стратеги, и женщины-тактики. Тогда у тебя есть преимущество перед той стороной, где есть лишь мужчины. Я много раз использовала такой подход в переговорах и не вижу в этом ничего зазорного. Если будешь применять только женскую логику и тактику, вряд ли всегда добьешься успеха.

– Стройка – достаточно суровая мужская сфера, без крепких выражений удается обойтись на стройплощадке?

– Конечно. Крепкое словцо далеко не всегда помогает делу. Это эмоциональный выхлоп, не более. Когда ты говоришь тихо, спокойно и убежденно, атмосфера становится более благоприятной. Если же человек раздражен, кричит, ругается, это не говорит об устойчивости психики. Если мужчине такое поведение простят, то женщине – нет. Будут говорить – чего-то ей не хватает... Я не стесняюсь таких выражений, потому что у меня есть медицинское образование. Иногда использую медицинские термины, чтобы и коллектив, и людей, участвующих в переговорах, либо поставить на место, либо сконцентрировать их внимание на решении того или иного вопроса. Или наоборот, сгладить ситуацию. Медицина и в этом мне помогает. «Первое лицо в компании – всегда одиночка»

– В начале беседы вы упомянули, что, живя в Невьянске, часто обращались за советами в Екатеринбург и Москву. Сейчас к кому можете прийти за советом?

– Когда я оканчивала директорские курсы MBA при Уральском госуниверситете, я задавала такой вопрос преподавателю. Это был период до 2000-х годов. Только-только в компании увеличивались обороты, я понимала, что мне не хватает бизнес-образования и пошла учиться. Преподаватель по управлению сказала мне: первое лицо в компании – это всегда одиночка в плане принятия решения, ответственности и всех рисков на себя. И того эмоционального состояния, которое нельзя показывать всем. Я благодарна всем своим учителям, поэтому в самые трудные моменты вокруг меня – партнеры, которые работают в компании. Я их называю партнерами, потому что они со мной пуд соли съели, мы вместе много лет. Но советоваться, перекладывать свои сомнения, принятие решения, свою ответственность – не могу и не имею права. Посоветоваться в части перспективы проекта, его рисков до принятия решения – это обязательно. А когда решение принято и возникают сложности, советоваться – значит перекладывать ответственность на другого человека. После мы можем сказать: «Ты же мне это посоветовал, а у меня не получилось». Я так не могу. Поэтому для меня это – только бизнес-литература.

– Привычка рассчитывать только на себя?

– Да. Рассчитывать нужно только на свои силы. Меня этому научили мама с папой. Надеяться, что кто-то придет и поможет, нельзя. Пусть это будет приятной неожиданностью. Этому я учу многих женщин, которые идут в бизнес и рассчитывают, что им там всегда будет зеленый свет, а мужчины будут помогать. Неправда. Я в это не верю. И точно знаю, что это не так. Потому что ты там такой же партнер. Главное, вокруг себя создать команду сподвижников, единых по духу, где-то даже по амбициям. Это могут быть и мужчины, и женщины – неважно. Главное, чтобы они вовремя показали тебе слабые позиции, не боялись говорить это в глаза, невзирая ни на какие последствия. В бизнесе или на государственной должности – если ты руководитель, у тебя есть своя зона ответственности, где ты должен качественно выполнять свою работу. Если за тобой стоит коллектив, нужно всегда об этом помнить. У них есть семьи, дети и им нужна зарплата. И если мы о чем-то договорились, нужно все выполнить. А если не получается, честно объяснить, когда это удастся сделать. Либо не браться за это. Третьего не надо. «Не ожидала от себя такого»

– Увлеченность работой часто ведет к стиранию границ между работой и личной жизнью. Важно ли для вас такое разграничение?

– Да. Для меня это очень важно. Я не очень люблю говорить о своей семье. Я готова разговаривать о бизнесе, об общественной работе – тут я открыта. Мне сегодня через сайт Российской гильдии риэлторов абсолютно любой человек может напрямую задать вопрос. И мне реально эти вопросы задают – не только риелторы, но и простые люди. И я успеваю на них отвечать. Наверное, это уровень организованности и правильного делегирования тех моментов, на которые сегодня нужно обратить внимание. На работе я все успеваю, в личной жизни бывает сбой, не на все хватает времени. Сегодня хочется больше времени проводить с внуками.

– Что сегодня вас вдохновляет и дает силы?

– Раньше говорила – дети, сейчас – внуки. Это как продолжение жизни, как продолжение тебя. У меня же есть несбывшаяся мечта, и когда внук родился, я сразу сказала: «Будет доктором!». Дети со мной начали спорить. А я уверена – все равно кто-то из нашего поколения пойдет в медицину. Дети, внуки – это вдохновение на будущую жизнь, на преодоление сложностей, которых сегодня хватает.

– Что для вас сегодня лучший способ посвятить время себе?

– Зимой – горные лыжи. Это из серии экстрима, мне очень нравится. Паришь над землей. Мне в свое время предлагали прыгнуть с парашютом, но сейчас опять же с медицинской точки зрения понимаю, что так испытывать судьбу не надо. Горных лыж достаточно. Летом раньше был большой теннис. Очень долго играла, у меня даже есть кубок – заняла первое место на женском турнире в Екатеринбурге. Сама не ожидала от себя такого, потому что считала, что еще не готова. До этого мы сходили на «Большую шляпу» и пролетели. Сейчас летом – это мой сад, у меня есть клумба из роз, я ее очень люблю. Когда видишь, как распускаются бутоны, зарождается новая жизнь – это неописуемая красота.

– Вы еще и заядлый театрал, насколько мне известно.

– Театр – это отдельная эпопея, могу долго говорить. Это погружение в атмосферу другой жизни. Преломление психики. Для меня театр – это отключение от той реальности, в которой ты сейчас находишься. Я всегда там очень отдыхаю. Очень люблю московский театр, стараюсь не пропускать, когда приезжают с гастролями. Но сейчас в связи с общественной нагрузкой хожу совсем редко, а раньше не пропускала ни одного сезона. Думаю, в ближайшее время устраню этот пробел. Я считаю себя театралом, знаю многих актеров, многие постановки. Когда училась в школе, в медучилище, принимала участие в самодеятельности. Меня даже приглашали выступать в цирк – участвовать в аттракционе, где мотоцикл ездит по вертикальной стене.

– В качестве водителя?

– Да. В юности я ездила на гоночных машинах и сама была за рулем.

– И сейчас гоняете?

– Нет. Хотя, бывает, гоняю. Бывает, останавливают. Раньше могла ехать со скоростью 200–220 км/час. Сейчас самая приличная скорость – 160 км/час, но не зимой. Я очень люблю машины, оружие. Да, у меня неженские увлечения, хотя и крестиком вышивать умею, и козу смогу подоить, потому что росла в деревне.

– Хотелось бы еще поговорить о Екатеринбурге. Вы упомянули, что чувствуете его своим. Может быть, чего-то вам не хватает для комфортной жизни?

– Мне кажется, в городе еще можно много чего сделать. Но самое главное, наш город – для жизни. Я впервые такое выражение услышала от москвичей. Мы работали с проектной группой из Москвы. Они приезжали, мы встречали в аэропорту. И их очень радовало, что от аэропорта до офиса можно доехать за 20–30 минут. Для комфортной среды обитания – сегодня любят это выражение – сделать можно много. Об этом должна думать не только власть, но и бизнес, потому что мы все живем в этом городе. Прежде всего, это метро, дороги. Это парки, детские площадки. Недавно по работе я была в Америке и побывала в тематическом парке Universal в Орландо – у нас такого нет. Я ходила по городу Гарри Поттера, и у меня сразу возникла идея – построил бы кто-нибудь у нас что-то подобное! Мы даже готовы поучаствовать. Потому что это здорово и для детей, и для взрослых. У нас, конечно, есть музеи, великолепный зоопарк, много других вещей, где можно отдохнуть всей семьей, но, наверное, можно сделать больше. Я очень люблю Екатеринбург, это и правда город для жизни.

– Чем бы хотели запомниться этому городу?

– Сложный вопрос. Мне кажется, самое главное – хорошо делать свою работу. Не надо ставить самоцель – запомниться. Такой амбиции у меня точно нет. Главное, чтобы тебя не вспоминали плохо.

ФОТО: Антон Коровин

Текст: Анна Асташкина

Материалы по теме

Комментарии