13 октября 2015

"Екатеринбург - глобальный город"

"Екатеринбург - глобальный город"

Принятое двадцать лет назад решение о диверсификации экономики Екатеринбурга от промышленной зависимости сегодня значительно увеличивает шансы города как на построение эффективной агломерации, так и на то, чтобы стать глобальным, – считает заместитель главы Екатеринбурга по стратегическому планированию, вопросам экономики и финансам Александр Высокинский.

Досье:
Александр Геннадьевич Высокинский.
Родился в Свердловске в 1973 году.
В 1996 году окончил Уральскую академию государственной службы по специальности "Государственное и муниципальное управление".
В 1999 году закончил аспирантуру Академии государственной службы при Президенте РФ в Москве.
Кандидат экономических наук. 
Работал в НПО "Автоматики".
С июня 2008 года назначен и.о. заместителя главы города Екатеринбурга, позднее - зам. главы Екатеринбурга. 
Является одним из разработчиков и координаторов Стратегического плана развития Екатеринбурга. 
В настоящее время - заместитель главы Администрации города Екатеринбурга по стратегическому планированию, вопросам экономики и финансам. 

Александр Геннадьевич, если говорить об амбициях Екатеринбурга стать глобальным городом, чем, на ваш взгляд, наши возможности отличаются от других российских миллионников?

– Каждый миллионный город притягивает к себе человеческие ресурсы близлежащих территорий благодаря своей более развитой инфраструктуре, уровню жизни, возможностям для развития. Особенно сильно это видно на примере Москвы – диаметр такой воронки притяжения вокруг столицы достигает 500–600 километров. Я в свое время достаточно много ездил на автомобиле по стране, впечатления фантастические, как от машины времени. В Москве все хорошо, заезжаешь во Владимирскую область – и время возвращается лет на двадцать назад. Дальше – Нижний Новгород. Впечатления от города лучше, но и отсюда люди тоже уезжают в Москву, и т. д.

"Уральский промышленный узелпроизводил все – от иголок до космических кораблей"

У нас с этой точки зрения очень удобная ситуация. Во-первых, Екатеринбург далеко от Москвы. Во-вторых, он не имеет каких-то существенных отличий в инфраструктуре жизни по сравнению со столицей. Почему так получилось? В начале 90-х встал вопрос, как развивать город. Екатеринбург, Пермь, Челябинск были сугубо промышленными серыми городами, доля промышленности в их экономике составляла 90%, из них 90% – оборонка. Уральский промышленный узел – так мы тогда назывались. Этот узел производил все – от иголок до космических кораблей, были сформированы замкнутые циклы производств от добычи полезных ископаемых до итогового продукта. Аркадий Михайлович Чернецкий (мэр Екатеринбурга в 1992–2010 годах. – Прим. ред.) тогда поставил четкую задачу – мы должны диверсифицировать экономику, создать большое количество устойчиво развивающихся отраслей, которые станут стабильной основой для городской экономики. Помните, как муниципальную власть тогда критиковали? Говорили, что Екатеринбург занимается торгашеством и т.п.? В результате через двадцать лет в экономике города есть такие отрасли, как складское хозяйство, транспорт, логистика, телекоммуникации, финансовый сектор, оптово-розничная торговля и так далее. Географическое положение и развитость экономики – два ключевых преимущества, которые отличают нас от других миллионников.

ЕкатеринбургЕкатеринбург

Насколько сегодня Екатеринбург далек от статуса глобального города?

– В 1982 году политолог Джон Фридман сформулировал критерии выделения глобальных городов, основные из них – численность населения, роль города как финансового центра, концентрация штаб-квартир транснациональных компаний, наличие международных организаций и значимость международных функций, развитость сферы деловых услуг, роль в качестве транспортного узла и т. д. Учитывая эти критерии, мы можем говорить, что Екатеринбург вполне способен заявить о себе как о глобальном или мировом городе. Концентрация в нем финансовых институтов, промышленного и научного потенциала, человеческих ресурсов, информационных и коммуникационных технологий, возможность проведения мероприятий мирового уровня, а также наличие всех видов инфраструктуры (транспортной, гостиничной, выставочной и т. д.) уже позволяет говорить о Екатеринбурге как о городе, имеющем признаки глобального. Наш город более двенадцати лет развивается по утвержденному Стратегическому плану, который предполагает трансформацию Екатеринбурга в многофункциональный центр с элементами мирового города, способного интегрироваться в глобальную экономику.

"В Москве все хорошо, а заезжаешь во Владимирскую область – и время возвращается лет на двадцать назад"

А если, например, город не соответствует статусу глобального по одному или двум критериям из этого списка, он уже не глобальный?

– На сегодняшний день глобальными считаются порядка полутора сотни городов мира. Из российских городов это Москва и Санкт-Петербург, из городов постсоветского пространства можно назвать столицы бывших союзных республик, такие как Киев, Рига, Алма-Ата, Вильнюс и Таллин. Но поскольку единого термина «глобального города», законодательно закрепленного и общепринятого на данный момент, не существует, зачастую довольно трудно сказать однозначно, какой город является глобальным. Сам термин «глобальный» трактуется как охватывающий весь земной шар, всемирный, всесторонний, универсальный. В огромнейшем количестве существующих городов, безусловно, есть те, которые имеют значение в общемировом масштабе в силу имеющегося у них потенциала или исторических особенностей. Следовательно, деление городов на глобальные и неглобальные вполне допустимо, однако очень важно применять его объективно и корректно.

МоскваМосква

– Давайте отойдем от теории. Что такое город мирового значения для вас?

Центр оказания различного рода услуг, востребованный у мирового сообщества. Смотрите, за последние двадцать лет Екатеринбург перестал быть сугубо промышленным центром, мы стали центром обслуживания всего Уральского федерального округа. Сегодня, если говорить с точки зрения глобализации, городу нужны крупные инфраструктурные проекты, которые будут иметь значение не только для УрФО и страны, но и для всего мира. Такие проекты, как, например, транспортный коридор Лондон – Берлин – Токио. Мы его начинали обсуждать еще с губернатором Эдуардом Росселем в рамках разработки первого стратегического плана развития Екатеринбурга. Екатеринбург находится на очень выгодном логистическом положении с точки зрения входов в Китай, под нами Челябинск с трассой М5. Этими проектами надо заниматься. И я в какой-то степени считаю их отсутствие даже собственной недоработкой – пока не хватает сил привлечь нашу руководящую общественность к тому, что, если мы этого не делаем, то это сделают за нас.

– А что, если Челябинск, серьезно продвинувшийся в отношениях с Китаем, тоже захочет стать глобальным?

Чрезвычайно важный принцип построения глобального города – нужно перестать относиться к соседям как к конкурентам. У нас был такой грешок, в конце 90-х мы рассматривали Пермь и Челябинск как конкурентов, думали, что и где нам нужно сделать лучше. В середине 2000-х пришло первое понимание, что конкуренция в данной ситуации не драйвер, а тормоз. Нужно говорить об объединении экономических потенциалов миллионных городов. И у нас такой проект был – экономическое объединение зоны Екатеринбург – Челябинск. Почему это важно? 60 километров дороги от Екатеринбурга до Челябинска занимают наши коттеджные поселки, 60 километров в обратную сторону жителей Челябинска. Неосвоенными между нашими городами осталось всего-то 50 километров. Губернатор Челябинской области на днях встречался с Президентом России, обсуждали проект создания высокоскоростной магистрали. Это ключевой момент, важно обеспечить часовую транспортную доступность между городами. Если магистраль появится, я думаю, работа над объединением приобретет новый оборот.

ЧелябинскЧелябинск

– Как Екатеринбург будет развиваться в ближайшей перспективе: экстенсивно, за счет «прирастания» территорий, либо путем локализации в пределах существующей территории и ее редевелопмента?

Ошибочно думать, что прирастание города за счет близлежащих городов-спутников – это экстенсивный путь. Мировая практика показывает, что быть партнерами более эффективно, нежели постоянно соперничать. И не нужно забывать, что Екатеринбург в любом случае является центром притяжения для человека, т. к. предоставляет услуги социального, бытового, культурного, делового, образовательного и прочего характера. Есть интересная концепция «центр-периферия» все того же Джона Фридмана. В ней сказано, что город-центр распространяет на близлежащие территории импульсы своего развития, за счет которых последние начинают развиваться более эффективно.

"Разрастание Екатеринбурга за счет прилегающих территорий и городов-спутников – это естественный процесс"

Мы готовы стать сегодня партнерами с Верхней Пышмой, Березовским, Арамилем и другими муниципалитетами. Разрастание Екатеринбурга за счет прилегающих территорий и городов-спутников – это естественный процесс. Развитие Екатеринбурга невозможно представить без городов-спутников, поскольку важно учитывать ежедневные маятниковые миграции значительного количества людей с периферии в Екатеринбург на работу, за оказанием медицинской помощи и по иным причинам. Правильно выстроенные взаимоотношения между городом-центром и городами-спутниками позволяют максимально рационально использовать их ресурсы, достигать большей эффективности социально-экономического развития.

– Что мешает реализации проекта Большой Екатеринбург?

Отсутствие политической поддержки. Проект воспринимается как попытка экспансии, хотя это не так. Но фактически Большой Екатеринбург существует – уже успели сложиться те экономические, социальные, культурные связи между нашим городом и городами-спутниками, которые формируют Екатеринбургскую агломерацию. Сегодня огромное количество людей ездит на работу в Екатеринбург, в соседних городах строится жилье, открываются новые производства. Это естественный процесс. Большой Екатеринбург – миф или реальность? К сожалению, в большей степени сегодня это политизированный процесс. Не стоит забывать, что в настоящее время в РФ термин «агломерация» снова используется довольно активно. Это связано со следующими причинами. Во-первых, с закреплением агломераций в основных стратегических документах развития. В утвержденной Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года сказано, что крупные городские агломерации должны стать частью долгосрочной стратегии развития страны. Идея развития агломерационных процессов нашла отражение и в отраслевых стратегиях. В частности, в Концепции стратегии социально-экономического развития регионов РФ прописан принцип поляризованного развития страны, который эффективен только тогда, когда на территории страны появляется сеть полюсов роста разного уровня (международного – пока на это претендуют только Москва и Санкт-Петербург, федерального, окружного). На карте зон опережающего экономического развития отмечены Московская, Санкт-Петербургская, Нижегородская, Самарско-Тольяттинская, Казанская, Ростовская, Екатеринбургская, Челябинская, Иркутская, Красноярская, Хабаровская и Владивостокская агломерации.

Во-вторых, внимание к проблеме агломераций усилилось не только со стороны органов власти, но и со стороны девелоперов. Определенную роль здесь сыграли приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» и бурное развитие рынка недвижимости в спутниках, так как административные границы городов не всегда дают возможность осуществить масштабное жилищное строительство. В-третьих, все более явно наблюдаются процессы перемещения производств из центров крупных городов в пригороды.

"Мы готовы стать сегодня партнерами с Верхней Пышмой, Березовским, Арамилем и другими муниципалитетами"

Очевидно, что процессы агломерирования будут активно развиваться в дальнейшем. На современном этапе необходимо четко осознавать, что представляют собой городские агломерации, с какой целью они создаются, как ими управлять и как извлечь из процессов их формирования максимальную выгоду для развития экономики и общества. Большой Екатеринбург – это вполне реальный, достижимый, а главное, нужный в современных условиях проект. При этом он не сделает город глобальным. Для получения нового статуса нам предстоит сделать еще больше.

Верхняя ПышмаВерхняя Пышма

– Как вы считаете, чья роль в формировании глобального города больше: власти, бизнеса, или общества?

В ваш список необходимо добавить еще одну важную составляющую – науку. Именно научная обоснованность позволяет разработать жизнеспособный документ стратегического развития города, определить направления городской политики, в том числе и для формирования признаков глобального города. Мы в начале 2000-х при формировании Стратегического плана развития Екатеринбурга заложили обязательный учет всех этих четырех составляющих и, как показал опыт, не ошиблись. Только при совместном взаимодействии власти, бизнеса, общества и науки возможно получить консолидированное, объективное знание, разработать четкий алгоритм формирования глобального города. Роль каждой составляющей в равной степени очень велика, поскольку их цели и предпочтения различны, и все их необходимо учесть для разработки жизнеспособной городской политики. 

Текст: Алексей Белоусов, Орнат Валентина

Материалы по теме

Комментарии