17 марта 2015
Дмитрий Фогель: «Алмазы Екатеринбурга ждут своей огранки»

Интервью с Дмитрием Фогелем

Дмитрий Фогель: «Алмазы Екатеринбурга ждут своей огранки»

За последний год департамент архитектуры администрации Екатеринбурга серьезно помолодел. На ведущие должности пришли молодые практикующие специалисты, которые и будут сегодня определять лицо города. Так, с прошлого лета должность главного художника занимает Дмитрий Фогель. Мы побеседовали с ним о том, как в его понимании должен развиваться город.

– Дмитрий Михайлович, вы живете в Екатеринбурге уже более 20 лет. Расскажите, как изменилось ваше восприятие города за это время?
– Я приехал сюда поступать в Архитектурную академию в 90-е годы. Город тогда был суровый, темно-серый, достаточно неприветливый и, я бы даже сказал, агрессивный. За годы, что я здесь прожил, Екатеринбург значительно преобразился, стал светлее и дружелюбнее. Этим переменам способствует не только иное качественное наполнение – современная архитектура, развитие инфраструктуры, но и смена визуального образа. Должное внимание уделяется деталям в оформлении фасадов и улиц, но главное – формируются зеленые зоны и пешеходные аллеи, по которым люди могут просто гулять. У Екатеринбурга постепенно появляется и разрастается зеленая ткань улиц, обрамляющая улицы и районы, которая в будущем соединит собой отдельные микрорайоны, спальные районы с центром. Подразумевается, что жители должны иметь возможность комфортно передвигаться по городу не только на общественном транспорте или автомобилях, но и пешком или на велосипедах. Это, кстати, мировая тенденция развития городов – создание условий, при которых люди меньше времени проводят дома и больше — на улице.
 
– То есть работы по созданию прогулочных зон планируются не только в центре, но и в старых спальных районах?
– Безусловно, хотя реализация этих идей осложняется тем, что зачастую для создания в старых районах зон рекреаций необходимо задействовать территории, находящиеся в частной собственности, – например, на месте старых предприятий. Сложное взаимодействие с собственниками затягивает решение данных вопросов.
 
– Как именно предполагается модернизировать спальные районы?
– Сегодня администрацией города осуществляется политика децентрализации города. Спальные районы постепенно меняют свою функцию, превращаясь в полноценные районы для проживания, отдыха, работы. Для новых очагов комплексной застройки сегодня специально формируются объекты притяжения, например, учебные заведения, предприятия, где люди могли бы работать, – те же технопарки. У старых советских районов, таких как Химмаш, Вторчермет, такая функция, как правило, есть. Наша задача в данном случае заключается в том, чтобы поднять комфортность среды в них до уровня «выше среднего», что безусловно повысит инвестиционную привлекательность и ликвидность данных районов. Например, планируем плотно работать с дворами. В настоящее время они играют пассивную роль транзита между домом и автомобилем и используются преимущественно как места для стоянки автотранспорта. Как вариант —  создание многоуровневых паркингов – в принципе, территории под их размещение можно найти во всех микрорайонах – и освободить дворы от автомобилей. Например, в Москве уже реализуются такие программы, после их появления стоянка во дворах запрещается, вынуждая тем самым жителей приобретать или арендовать места в паркингах. Зато освобождаются дворы, появляется возможность сделать спальные районы интересными для отдыха горожан и разгрузить центр. Мы сейчас занимаемся разработкой типовых узлов благоустройства для дворовых территорий – создания ландшафтного озеленения, площадок для отдыха и занятий спортом как для детей, так и для взрослых. Между собой дворы, а далее микрорайоны и районы должны быть связаны пешеходной и велосипедной дорожной сетью. Этакое зеленое обрамление для города, позволяющее по нему гулять, а не передвигаться перебежками от точки к точки.
 
– Какова при этом функция центра города? Раньше сюда выбирались в кино и магазины, а в условиях, когда работать и отдыхать можно в спальном районе, зачем ездить в центр?
– 
Центр никогда не перестанет быть центром. Другое дело, что он станет еще более статусным и лощеным. Для активных слоев населения он всегда будет интересен – здесь театры, музеи, различные мероприятия. Люди, которые придерживаются более размеренного образа жизни, должны иметь возможность удовлетворять все свои потребности рядом с домом.
 
– Насколько Екатеринбург сегодня является международным городом?
– Если сравнивать с другими городами-миллионниками, то мы, конечно, в лидерах. Но вообще, Екатеринбургу еще только предстоит стать полноценно международным. Все-таки долгое время это был закрытый промышленный центр. Сегодня мы движемся в направлении того, чтобы стать открытым, интересным для туристов городом, светлым и комфортным, в котором легко дышится. Функция города радикально поменялась, поэтому меняется и его наполнение, визуальное оформление. Развивается культурная составляющая, появляются прогулочные зоны. Ближайшие перемены будут заметны к чемпионату мира по футболу – мы сформируем экскурсионные маршруты, которые объединят наши достопримечательности: архитектуру и монументальное искусство.
 
– Кстати, о памятниках. Почему все, что появляется, не уникальное? Вот фонтаны поющие сделали – красиво, здорово, но ведь они сейчас в каждом крупном городе есть. Равно как и скульптуры на ул. Вайнера.
– Что касается фигур на ул. Вайнера, то это декоративная скульптура, она не имеет ничего общего с художественной. Это продукт своего времени, этакий поп-арт 90-х – заигрывание с массами. Она не хуже художественных скульптур, просто у нее иная задача. Вообще, типизация городского пространства, которую вы заметили, происходит так сказать осознанно – это процесс наполнения города отработанными, проверенными методами. Они универсальны, достаточно широки и просты в применении. А уникальное лицо города создается иначе – до него нужно дорасти, воплощать его гораздо сложнее, и далеко не всем это удается. К тому же в Екатеринбурге и так много уникальных и очень интересных объектов. Например, целые ансамбли конструктивистской архитектуры, которые просто надо привести в порядок. Это алмазы, которые ждут своего времени, когда их огранят. Я уверен, что они способны засверкать.
 
Ждут, ждут, но никак не дождутся...
– Потому что необходимо не просто отреставрировать их, а придать им новую, современную функцию – открыть в них рестораны, магазины, учебные заведения, музеи. Но вы же понимаете, что этот вопрос так быстро не решается.
 
– А вам лично, как горожанину и как главному художнику, какие перемены последних лет нравятся, какие не нравятся?
СПРАВКА 

Дмитрий Фогель родился 29 августа 1973 года в городе Енисейске Красноярского края. 

В 1992 году окончил художественно-графическое отделение Енисейского педагогического училища по специальности «преподаватель изобразительного искусства». 

В 1998 году окончил Уральскую государственную архитектурно-художественную академию по специальности «промышленный дизайн».

С 1999 года работал на должностях дизайнера, менеджера, заместителя директора, директора в организациях, занимающихся дизайн-проектированием общественных и жилых объектов.
14 июля 2014 года назначен заместителем начальника департамента архитектуры, градостроительства и регулирования 
земельных отношений администрации города Екатеринбурга.

Женат, воспитывает сына и дочь.

– Я вообще люблю старую архитектуру, исторические здания. Как и многие жители, с болью смотрю, как они исчезают. Хотя понимаю, что они умирают и будут умирать, если не адаптировать их к современным реалиям. Мне, например, нравится, когда сохраняют фасады, перестраивая само здание, – как было с ТЦ «Европа». Я считаю, это удачный компромисс между старым и новым. Не нравится, как отремонтировали Драмтеатр. Нравится, как отреставрировали ТЮЗ, как оформили прилегающую к нему территорию. Я бы, может, не стал полировать темные латунные элементы – но, с другой стороны, со временем они все равно потемнеют и станут смотреться лучше.

– То есть вопрос обретения городом уникального лица откладывается.
– Нужно понимать, что удобство и уникальность – две разные вещи. Уникальность – это визуальная функция. Для ее формирования применяются скульптура, ландшафтный дизайн, и с их помощью при одинаковых удобных инфраструктурах создается оригинальный визуальный ряд. А комфорт – это функция универсальная, она должна быть в любом месте, в каждом городе, в каждом районе. Именно это сегодня – первоочередная задача для города. Насыщение всех районов города магазинами, кафе, предприятиями социально-культурного и бытового назначения, создание качественных рекреационных зон.
 
– А выбираются ли идеи для реновации районов и их насыщения новыми объектами инфраструктуры путем народных конкурсов? Путем опроса населения, проживающего на данной территории?
– Опросы населения – это с одной стороны эмоционально, а с другой стороны может иметь разумное зерно. Для того, чтобы получить профессиональный результат, необходим профессиональный подход. Поэтому этим инструментом необходимо правильно пользоваться. Есть положительный пример «Чего хочет Москва», это своеобразный атлас идей.  Создание любой инфраструктурной составляющей, будь то торговый центр или парк, должно быть математически просчитано в соответствии с насыщенностью конкретного района. То же касается и конкурсов на разработку того или иного проекта – это все хорошо,  мнение населения безусловно важно. Но последнее слово должно быть за профессионалами.

Текст: Орнат Валентина

Материалы по теме

Комментарии