08 июля 2013

"Хрущевки"

"Хрущевки"

Можно ли быть по-настоящему русским и не знать, что такое «хрущевка»?! «Хрущевки» –  история целой эпохи, воплощенная в городах. Дома-музеи, а точнее, квартиры-музеи великого народа, неизбалованного комфортом и тишиной.

Речь пойдет об обычных серых домах, из которых состоят огромные жилые кварталы, а в некоторых случаях и целые города нашей необъятной родины.  О «хрущевках», или, как их называют в простонародье – «хрущобах». Только и слышно, что это жилье морально устарело, что жить в «хрущевке» – это mauvais tone. Так ли они плохи на самом деле, объективна ли суровая критика в адрес огромного жилого наследия Страны Советов? Все «за» и «против». Как говорится в анекдоте – «Этих помыть или новых нарожать?». Попытаемся разобраться.

История

    Официальной датой рождения «хрущевок» можно считать 31 июля 1957  года, когда ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление  «О  развитии жилищного строительства в СССР».  Но кто же вдохновил наших  партийных деятелей и показал, как нужно решать квартирный вопрос в    отдельно взятом государстве?

    По одним данным, прародителями «хрущевок» являются наши европейские  «братья по разуму», а именно германские социалисты, которые еще в конце  20-х годов в борьбе за качество жизни своих соотечественников  активно проповедовали идею массового доступного жилья.

По другим данным,  отдельное спасибо нужно сказать небезызвестному западному товарищу Ле Корбюзье с лозунгом «Дом – машина для жилья». После второй мировой войны в связи с жесткой нехваткой пригодных для жизни домов во Франции было принято решение закрыть жилищный вопрос посредством строительства панельных домов, строить которые было быстро и, что немаловажно, дешево.

Так и мы, вдохновленные опытом соседей, ведомые благой идеей, стремлением к светлому будущему и  желанием его быстрейшего наступления, встали на путь массового жилищного строительства. И типовое счастье под громким названием КПД (крупное панельное домостроение) начало активно входить в жизнь советского человека. Так мы узнали, что такое острое чувство «почти собственности». И как поется в песне той эпохи, «Вот передняя наша, вот и вешалка наша… наши окна, наши двери, я глазам своим не верю».

По всей стране начали стремительно расти кварталы однотипных кирпичных, блочных и панельных домов, строительство которых было воистину инновационным для своего времени.

Роль личности

  Как принято в русской истории, за каждое достижение  нужно сказать кому-нибудь свое народное «спасибо». Так и в случае с «хрущевками».

В 1954 году Н. С. Хрущев, устремив свой взор на строительный аскетизм, рядом последовательных действий низверг гордость СССР –  архитектуру. Уже в 1955 году было решено бороться с излишествами. В архитектуре в том числе.

Из Постановления ЦК КПСС, Совмина СССР от 04.11.1955 г. № 1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве»: «Увлекаясь показной стороной, многие архитекторы занимаются главным образом  украшением фасадов зданий, не работают над улучшением внутренней планировки и оборудования жилых домов и квартир, пренебрегают необходимостью создания удобств для населения, требованиями экономики и нормальной эксплуатации зданий». Так стали появляться «обдирные» дома и новенькие «панельки»  серий:К-7, II-32, II-35, 1МГ-300, 1-464, 1-468, 1-335.

Оно и понятно, одолеть коммунальный кошмар в масштабе целой страны пилястрами, арками и колоннами невозможно. А угнетенный рабочий класс продолжает жить, не в пример дружественным странам, плохо.

Так мы и взяли курс на массовую «квартиризацию» советского трудового человека.

«А ведь было хорошо», или Благие цели по-советски

Идея доступного жилья для широких слоев населения была актуальной и в 20–30-е годы, но особенно остро она встала после Великой Отечественной войны. В 1945 году солдаты-победители триумфально прошлись по Европе и увидели, что угнетаемый буржуазией рабочий класс живет лучше советского человека. И вопрос доступного жилья из острочеловеческого превратился в острополитический. Послевоенная разруха,  новый импульс индустриализации, неизбежный экономический подъем в Советском Союзe, большой приток сельского населения  в города – все это заставило правительство принимать экстренные меры.

И вот впервые за долгие годы  у горожан появилась возможность вырваться из перенаселенных бараков и коммуналок, где, как пел Владимир Высоцкий, «на тридцать  восемь комнаток всего одна уборная». По сравнению с этим бытовым адом возможность жить хотя и в тесноватой, но все же отдельной квартире со всеми удобствами выглядела как предвестник скорого наступления коммунистического рая на земле.

Хрущевское ЛЕГО

Как уже было отмечено ранее, Никита Сергеевич, вдохновленный международным опытом, ринулся осваивать крупнопанельное домостроение. И справедливости ради отметим, что подошел к этому крайне серьезно.

Проводились всесоюзные конкурсы на крупнопанельные жилые дома, в которых принимали участие лучшие строительные и архитектурные школы страны. По итогам всесоюзного конкурса проектов 1958 года, Хрущеву пришлась по душе разработка руководителя Архитектурно-планировочного управления города Москвы  Виталия Лагутенко, известного нашим современникам благодаря своему внуку Илье Лагутенко. Дома Лагутенко собирались как этажерка. Метод, позволяющий монтировать здание без раствора, обеспечивал беспрецедентно высокие сроки строительства.

Оказалось, что проще и дешевле было строить одинаковые дома из сборных деталей – панелей. Панельные дома как конструктор собирались на строительной площадке из составных частей, которые изготавливались на заводах. Готовую панель немедленно везли на стройку, где монтажники закрепляли ее в нужном месте, причем все работы должны были  производиться строго по графику с точностью до минут. Такой плотный график позволял собирать дом за 12 дней. А отдельные «стахановцы», как например бригада домостроительного комбината №2 г. Ленинграда, возвела дом за 5 суток.

С 1956 года машина заработала  в полном объеме. 402 завода сборных железобетонных конструкций обеспечивали строительные площадки несущими стенами, панелями, лестничными конструкциями и прочими советскими «лего-деталями» по всей стране.

Наука в основе всего

В основу домостроения положили принцип экономии. Самый легкий дом, самый меньший расход бетона, самый быстрый темп строительства.

В 1956 году строителям и архитекторам было дано задание, снизить стоимость жилья на 20%. Специалисты подсчитали, что больше всего –  целых 8% от стоимости – можно сэкономить на лифте. Отсюда и высота «хрущевских» домов в стандартных 5 этажей. Это тот максимум, на который медицинские работники разрешили подниматься пешком. Понижение потолков с 3 до 2,5 м позволило сэкономить еще 4%. Лагутенко как-то скажет: «До чего ж мы дошли с этой экономией!». Так, в домах серии К7  межкомнатные стены были всего  4 см, а межквартирные – целых 8. Будучи очень талантливым строителем и архитектором, но вынужденный следовать великой цели,  Лагутенко довел до логического завершения свое главное детище – проект дешевого массового дома с отдельными квартирами для каждой семьи.

Кроме того, возродили из пепла изобретенную в 30-е годы теорию «физиологического минимализма» Лазаря Чериковера, вошедшего в историю благодаря своему педантизму. По его трудам в 60-е гг. была создана специальная таблица с описанием  83  процессов жизни обычной советской семьи. Чериковер со своей командой подсчитал, сколько советскому гражданину требуется места для абсолютно всех его ежедневных занятий. Чтобы нормально умыться, человеку нужно всего полметра перед раковиной и 70 см в ширину, а чтобы вытереться банным полотенцем – 110 см. Ответы на все бытовые вопросы были получены! Прихожая шириной 110 см достаточна для того, чтобы человеку и раздеться, и пальто повесить. Чтобы надеть ботинки, надо 85 см, а чтобы погладить белье, – всего 90 см. И на отдельно взятого гражданина  Страны Советов достаточно 50 см штанги в шкафу. Было выверено даже количество шагов, которые делает хозяйка при приготовлении борща. Такому трактату может позавидовать любая современная книга по менеджменту.

 В дальнейшем эти расчеты вошли в строительные нормы и правила — СНИПы, разработанные Академией строительных наук в 1958 году.

Факты из жизни «хрущистов»

Все в новых домах было просчитано до мелочей, даже комбинированный длинноносый смеситель, которым можно пользоваться и в ванной, и, умываясь над раковиной. Санузлы объединены, кухни оптимизированы до 5-6 метров, а в отдельных особо искусных случаях – до 3,8 советских квадратных метров. Но обо всем по порядку.

  • Тещина комната. В некоторых вариантах «хрущевок» имелись так называемые кладовки, которые, благодаря большой народной любви к определенному виду родственников, был назван «тещиной комнатой». Помещение легко  вмещало бабушку и неимоверное количество полезных и не очень вещей.
  • Окно из ванной на кухню. Зафиксированы случаи, когда одно окно было из ванной – в туалет, а   второе окно из ванной – на кухню. Версий на тему «В чем великий замысел?» неимоверное количество. Приведем те, которые возглавляют топ-парад. Версия № 1: окошечко предназначено для естественного освещения ванной комнаты для экономии электроэнергии или в случае ее отсутствия. Версия № 2:  окно в санузле было следствием требования занижения метража. Не секрет, что большой процент смертей от инсультов и инфарктов происходит именно в туалете или от перегрева в ванной комнате. Падая в обморок, человек телом заклинивал дверь изнутри. Как добраться, чтобы помочь? Через окно! Их и делали под размер среднего человека.
  • Зимний холодильник. Под кухонным подоконником в «хрущевках» имеется специальный  шкаф  для хранения продуктов. Толщина внешней стены в этом шкафу существенно меньше (примерно полкирпича), а в некоторых вариантах есть и специальное наружное  отверстие. В холодное время года этот шкаф  заменял обыкновенный холодильник. А в некоторых «хрущевках» были предприняты попытки улучшить ситуацию и расширить возможную функциональность таких холодильников, их попробовали заменить на полубалконы.  Вместо шкафа снаружи  сантиметров на 30 выступает край строительной плиты, огороженный «красивыми» перильцами, он даже немного напоминает «французский балкон».
  • Кухни в «хрущевках» – торжество эргономики.

Кухни, ужатые до 5-6 метров, не только имели научное обоснование. «Выяснилось, что в среднем, по статистике, жители «хрущевок» готовят лучше, чем жители других многоквартирных домов. Питание состоит из более разнообразных блюд. Потребляется больше рыбы и производных из нее. Меньше используется готовых заводских консервантов. Меньше используется полуфабрикатов. И почему-то меньше используется в пищу такое растение, как сельдерей».

  • Сидячие ванны – безопасность превыше всего. Вы вообще в курсе, сколько человек захлебнулось в обыкновенной лежачей? В сидячей ванне это не грозит!
  • Туалеты – 73 см комфорта. В ответ на возмущения архитектора о маленьком санузле Никита Сергеевич провозгласил: «Если я влезу, то и они влезут». Так и повелось.

Типовая история – время рассудит

Несмотря на все казусы, переоценить роль «хрущевок» невозможно. Несколько говорящих цифр. С 1959-го по 1985-й годы в Стране Советов  было построено 290 миллионов квадратных метров общей площади жилья. Обладателями новых квартир  стали 54 миллиона граждан Союза, а это почти четверть населения страны, к слову.

Была решена главная задача – удалось остановить и преодолеть стремительно нарастающий жилищный кризис. А учитывая невеселый факт, что 80% населения Советского Союза в 1956 году жило в дощатых бараках, землянках и в лучшем случае в коммунальном раю, то это действительно победа для наших предков.

Именно благодаря «хрущевкам», многие советские люди познали слово «комфорт», пусть даже в  зачаточном его состоянии. Именно в «хрущевках» целое поколение познало, что такое личная, или, лучше сказать, семейная жизнь, хоть пока и очень тихая! Несмотря на всю критику современников, все-таки нужно сказать отдельное большое спасибо Никите Сергеевичу за счастливое кирпичное 5-этажное детство в 43 метрах площади!

Материалы по теме

Комментарии