01 февраля 2016

Под одной крышей. Новостройки в Екатеринбурге

Под одной крышей. Новостройки в Екатеринбурге

Марья Васильевна поставила тяжелую коробку, перевязанную старым ремешком от халата, на пол и огляделась. В новом доме был просторный холл, по которому раскатисто гуляло эхо. Чистые стены, выкрашенные свежей персиковой краской, залиты слепящим декабрьским солнцем. На полу, вдоль стен, брызги от побелки, сухая строительная пыль, которая всегда бывает в новых домах. Как ни старайся ее вымыть – она все равно появляется, и будет, пока весь дом не обживется. 

Хороший дом, подумала Марья Васильевна. И холл просторный – будет, куда коляски поставить. В новых домах всегда много молодых, с детьми. Она вздохнула и прислушалась: лифт еще не включили, на лестнице раздавался стук шагов таких же нетерпеливых, как и она, жильцов, спешивших перевезти и разобрать вещи до Нового года. Где-то на самом верху в замочной скважине поворачивали ключ, и звук от этого интимного действия разносился по всему дому.  «Молодые-то ладно, торопятся до боя курантов обжиться, а я, старуха, чего жду от этого праздника?» – усмехаясь, подумала Марья Васильевна. На старой квартире, которую она разменяла, чтобы выделить жилплощадь для внучки, были соседки. С тех пор, как внуки выросли, они встречали новый года вместе: пили чай с домашними пирожками, пели песни, смотрели новогодний Огонек. Она, конечно, будет созваниваться с подругами, но в гости к ней в такую даль никто не приедет, тем более на новый год. У Ольги с 5-го этажа диабет, глаза почти не видят, ноги не ходят. У Зинаиды с 11-го давление, не рискнет на маршрутке ехать через весь город, да еще и с пересадкой. Ну ладно, чай не девочка, не первый праздник на веку. Можно и одной посидеть.

Марья Васильевна упорно тащила свои вещи пешком. Квартира ее была на 12-м этаже, «ближе к Богу», как она сама шутила. Покупали в надежде, что в новом доме с лифтом проблем не будет, и старая бабушка неудобств не испытает. Да кто ж знал, что первое время лифт будет выключен. В коробке позвякивала посуда. Основные вещи дочь с мужем еще накануне перевезли на грузовике, да вот чашки и тарелки, сохранившиеся с ее молодости, Марья Васильевна машине не доверила – разобьют еще чего. Лучше самой.

На 6 этаже ее догнал паренек. Лет 16–17 на вид, со смешным пушком над губой. Этакий воробей.  – Давайте помогу, бабушка!  –  сказал он и выхватил из ее рук сумку и коробку.  – Мне на 15-ый этаж, а вам на какой этаж?

 – На 12-м. Ты только аккуратнее неси, не разбей – там посуда, почти моя ровесница… Вы въехали уже?

 – Въехали. Сегодня вот первый раз ночевали здесь. Непривычно до чего… Тихо так, шторы не повесили еще – звезды прямо в окно заглядывают. И сосны кругом… А до этого мы в центре жили, на Белинского – поделился паренек. – Меня, кстати, Игорем зовут. А Вас?

 – Марья Васильевна я. Спасибо, хороший мой. Заходи на чай как-нибудь! Я одна здесь жить буду, без детей, без внуков.

Игорь улыбнулся и, перепрыгивая через 2 ступеньки, полетел вверх по лестнице. Матери дома еще не было – коробки остались в том же положении, в каком они оставили их с утра. Раздевшись, Игорь пробрался мимо этих баррикад в свою комнату. Ключом разорвал скотч на одной из коробок, достал плакаты и кнопки, начал «портить новые стены» – как сказала бы мать, будь она дома. Попутно включил планшет. На экране замигало сообщение от друга: «Гарик, на Новый год уезжаю в Пермь, к родне. Планы отменяются». Вот те раз. Подробности узнавать не стал. Уныло доклеил плакаты, подумал, что людям, у которых много друзей – везет. У Игоря был только один близкий друг, очкарик Антон, с которым они прошли огонь, воду и медные трубы средней школы. Если он уехал в Пермь, то других вариантов, с кем справлять Новый год, не осталось. Придется накачать фильмов и сидеть дома.
Он выглянул в окно. Во двор въехали сразу две машины с вещами. Из одной проворный мужичок в распахнутой «аляске» принимал табуретки и разобранный кухонный стол. Из второй грузчики выгружали большой серебристый холодильник.  На горизонте низкое солнце подкатывалось вплотную к верхушкам сосен. Игорь подумал о том, что нужно бы выскочить на разведку, посмотреть, где здесь магазин – мать наверняка забудет купить продукты в городе. Он накинул пуховик и вышел на лестницу. Тремя этажами ниже Марья Васильевна отмывала тряпочкой дверь и снова с ним поздоровалась. Приятно, когда в новом доме есть с кем поздороваться.

На улице ругались грузчики. Игорь прошмыгнул мимо них и свернул за угол. Рядом с их домом строилось еще 2, а дальше простирался лес. Ближайшие жилые кварталы виднелись метрах в 500, туда он и пошел по тропинке мимо елок, засыпанных пушистым снегом. Мать, когда они ездили получать ключи, немножко расстроилась. Она надеялась, что когда дом сдадут, вокруг уже будет больше жилья, а он все равно вырос на отшибе. Игорю-то по большому счету было наплевать – до школы он как-нибудь доберется, друзей в гости водить не собирается – нет их, только Антошка. А вот матери после развода хотелось быть ближе к людям, к цивилизации – это он заметил. Чтобы можно было позвать подругу, застрять в магазине после работы – лишь бы только не сидеть одной в пустой квартире, с молчаливо уткнувшимся в компьютер сыном.

Во дворе ближайшей высотки нашелся супермаркет. Игорь купил себе сникерс, отметил, что магазин работает до полуночи и пошел обратно. У подъезда остался один грузовик. Рядом с ним стоял большой кожаный диван, на котором уже вырос небольшой сугроб. Возле дивана стояла девочка примерно его, Игоревых лет, и громко ругалась с кем-то по телефону.

 –  Я же не специально! – раздраженно сказала она. – Я была уверена, что мы только в январе переедем. А дом сдали рано. Да что вообще в этом такого? Давай у тебя отметим? – в трубке так громко взвизгнули, что даже Игорь, стоящий на расстоянии пары метров, это услышал. Девочка положила телефон в карман и зашагала в подъезд. Приложила к двери ключ домофона – ничего не произошло. Она нелепо, как и подобает подросткам, выругалась и стала смотреть на верхние этажи.

 – Не срабатывает? – спросил ее Игорь и потянулся к замку своим ключом. Дверь милостиво запищала, и они зашли внутрь. – Интересно, сколько времени нужно, чтобы в новом доме все заработало и ты начал чувствовать себя в нем как… как дома?

У девочки были правильные черты лица, из-под яркой шапки с бомбошкой выбивались светлые волосы. На худеньких ногах надеты смешные дутые ботинки. После краткой паузы, она ответила:

– Не знаю. Мне кажется, я к этому дому никогда не привыкну. В старом лучше было. Там и домофон нормально работал, и друзей было навалом. А сюда, в этот лес, никто даже ехать не хочет.

– Да ладно. Тебе хоть есть, кого звать, а у меня всего один друг – и тот на Новый год из города сбежал. Буду один куковать здесь все каникулы. Ты, кстати, где живешь? Я – на 15-ом, в 117 квартире.

– Ой, а я, кажется, в соседней. 119, на том же этаже. Меня Маша зовут, – девочка наконец-то расслабилась и улыбнулась.

– А я – Игорь. Рад знакомству, соседка! Так что с твоим новым годом?

– Да ну его. Я подружкам обещала, что у меня на старой квартире можно будет вечеринку устроить, а потом пойти гулять в ледовый городок на площадь. А мы раз – и переехали. Сюда никто ехать в гости не хочет, мол, в новогоднюю ночь такси будет стоить бешеных денег, до площади пешком не дойдешь. А сидеть с моими предками до утра не интересно. Короче, выдумали, что я им все планы испортила… Будто я специально.

– Да уж. Да не переживай, может еще придумаете что. А нет – так давай во дворе встречать! Вон там сколько елок! – попытался пошутить Игорь и, помахав новой знакомой, пошел домой. Машина дверь и в самом деле была напротив его.

Мать появилась только к вечеру. Игорь видел, как она вышла из чужой машины с каким-то мужчиной. Вместе зашли в подъезд, однако когда дверь в квартиру открылась, на пороге кроме матери никого не было.

– Куда он делся? – спросил Игорь, оглядывая ее с ног до головы.

– Ммм... В окно подглядывал? Это сосед наш, с 5-го этажа. Сегодня в офисе у застройщика познакомились. Работает тоже в центре – вот, подвез меня.

– Но-но. В магазин пойдем? Я нашел тут один недалеко…

***

Утром 31-го Игорь отправился за продуктами к новогоднему столу. Несмотря на то, что гостей не планировалось, мать выдала длиннющий список. Он не стал спорить. Набрав полную тележку, встал в очередь. Перед ним стояла соседка Марья Васильевна.

 – Чай кончается, – показала она на пачку «Великого тигра», лежащую на дне корзинки. –  После праздника, говорят, морозы ударят. Вот, надо купить, чтобы потом зря из дома не выходить. Как вы, освоились на новом месте?

Игорь пожал плечами. Уроки в школе закончились. Дома он в основном сидел в интернете, слушал музыку, помогал матери собирать и расставлять мебель. Пару раз встречался с Машей в коридоре – она была колючая, как новогодняя елка. Что-то там у нее не ладилось с друзьями и, кажется, с родителями. Вообще, подумал Игорь, в этом новом доме все какие-то потерянные, несчастные. Может потому, что все вдруг оказались в новом месте и всем неуютно, одиноко. А может и правда дом такой – въехали в него одни неудачники. Вот бы устроить для всех праздник.

– А я все вспоминаю, как в 60-е в общежитие только заселилась, – устремив в пространство взгляд, говорила бабушка. – Сначала тоже до того одиноко было, хоть плачь. А потом подружились с соседями, болтали вечерами, чай пили с вареньем. Тогда ж кроме варенья ничего сладкого и не бывало особо…

На обратном пути его догнал сосед с 5-го этажа, тот самый, который подвозил маму. Его звали Владом (отчества новый знакомый не назвал). Он тоже видел Игоря с мамой в окно, поэтому узнал его. В руках у Влада было две огромные пушистые елки, он с трудом тащил их по земле, оставляя на заснеженной дороге глубокий след. Игорь с интересом посмотрел на елки.

– Вот, друг привез две штуки. Куда девать – ума не приложу. Я даже справлять-то не собираюсь, один дома буду, – сказал Влад. – Я всего неделю назад сюда из Тюмени переехал, работать у вас буду. Не успел еще местными знакомыми обрасти, а Тюменские все дома сидят, да на источниках в каникулы отвисают. У нас знаешь, какие источники? Бывал?

Игорь отрицательно мотнул головой.

–Может, возьмете одну? – Взмолился Влад, указывая на елку. – Маме твоей сюрприз будет?
– У нас даже игрушек нет! – запротестовал Игорь. Но елка так здорово пахла праздником и детством, что он сдался. В лифт елка не влезла. Пока Игорь раздумывал, что с ней делать, в подъезд зашла Маша.

–  Все, – сказала она. –  Накрылся мой праздник медным тазом. До следующего года я из этого дома не выйду. Буду сидеть одна и страдать. Ух ты! Какая зеленая! Домой несешь?

– Не знаю. Она в лифт не лезет. Может тут ее оставить? Или хочешь, тебе подарю?

– Слушай. А может правда, оставим ее тут? Нарядим, все веселее будет? Ты занят сейчас?
– Свободен.

Игорь занес домой продукты, взял нож, спустился обратно к Маше, которая охраняла елку. От строительства остались доски, сложенные в углу – из них он смастерил крестовину. Елка встала хорошо, раскинула пышные ветки, и холл в доме сразу стал уютным.

– Вот бы игрушек еще.

– Я, кажется, знаю, у кого они могут быть, –  сказал Игорь. – Пошли!

Они постучались в дверь Марьи Ивановны. Узнав о затее, старушка засуетилась. Из верхнего ящика шкафа достала аккуратно завернутые в газету старые советские елочные игрушки. Здесь была пара стеклянных шаров и блестящих фонариков, с десяток пластмассовых зверюшек – раритетные лисички, зайцы, белки. Игорь таких никогда не видел.

Маша явно увлеклась украшением елки и повеселела. Когда все игрушки были развешаны, сверху спустился Влад.

– Вот это да! И как я сам не додумался? Отлично, ребята! Слушайте, а давайте я сюда музыку проведу – у меня старый музыкальный центр пылится и пара удлинителей – вон там, возле лифта, розетка есть. Марья Васильевна тоже спустилась. В руках она несла кастрюльку, полную пирожков.

– Это Вам, за работу, ребятки! – засмеялась она и поставила кастрюльку на подоконник.

К вечеру в холле была толпа соседей. Из квартиры на 1 этаже вынесли стол, он мигом оказался заставленным салатами, бутербродами, мандаринами. Зазвучала музыка, малышня  с визгом играла в «ляпки», то и дело налетая на взрослых и норовя уронить ель. Марья Васильевна опрашивала детей на предмет стихов и вручала им конфеты. Мама Игоря с бокалом шампанского болтала с Владом. Родители Маши горячо обсуждали что-то с соседями снизу. Люди, входившие в подъезд с улицы, неизменно шарахались, а потом, поняв в чем дело, с удовольствием присоединялись к гулянке. «Вы с какого этажа?» – регулярно звучало то тут, то там.

Игорь сидел на подоконнике и пытался посчитать, сколько народу собралось на этом спонтанном празднике. 22, 23, 24…

– Здорово получилось, да? – спросил он Машу. – А ты переживала, что одна останешься.

– Да нет, я, когда тебя с елкой увидела, почему-то сразу переживать перестала, – хихикнула она. А ты в этом году поступать будешь?
– Ага, в УрФУ хочу, на мат-мех. А ты?
– И я в этом, тоже туда же. На культурологию…

В полночь никто не стал расходиться по своим квартирам. На чьем-то смартфоне поймали радио, под бой курантов дружно подняли бокалы с шампанским. Новый год в этом новом доме, стоящем на краю города, получился хорошим. Одиноких и скучающих в нем не осталось – а, может, и не было никогда. Будто сразу в дом въехали старые добрые друзья. 

Комментарии